Пятница, 28 января 2022, 16:36
Снег -5°

Опросы

Международный день без интернета отмечают 26 января. Все чаще люди практикуют «цифровой детокс», чтобы отдохнуть от гаджетов и сетей. Без каких онлайн-ресурсов вы не смогли бы обойтись?

Загрузка ... Загрузка ...
Цитата дня
— Дел много, и хорошо! Конечно, такая награда — это приятно и немного волнующе. Так что будем работать дальше.
— Дел много, и хорошо! Конечно, такая награда — это приятно и немного волнующе. Так что будем работать дальше.
Троицкий художник Александр Назаров о получении почетной грамоты от президента РФ за заслуги в развитии отечественной культуры и искусства.

Мастер копий

12 октября 2021 года. Троицк. Художник Юрий Пекуровский в Троицком музее имени М. Н. Лялько. Фото: Владимир Смоляков

В 70–80-х годах прошлого века имя Юрия Борисовича Пекуровского, нынешнего жителя Троицка, знали сотрудники музеев всей страны. Он был единственным человеком, который мог сделать любую копию так, что от оригинала ее не отличил бы даже сам автор, будь то исторический документ или портрет какого-либо известного деятеля. Многие работы Пекуровского и сейчас можно увидеть в российских музеях.

Набирался опыта у родных

В домашнем архиве Юрия Борисовича можно найти лишь только школьный аттестат. За всю жизнь (кроме школы, конечно) художник не окончил ни одного среднего или высшего учебного заведения.

— А все потому, что мои отец и дядя были художниками. Они и научили меня рисовать, — рассказывает Пекуровский.

По большей части его учителем был, конечно, дядя — известный по тем временам художник Ефим Пекуровский, сотрудник Третьяковской галереи, который, кажется, творил самые настоящие чудеса, Копии, репродукции… Даже картину, сфотографированную им, едва ли можно было отличить от оригинала.

— И когда я устроился в Третьяковскую галерею рабочим, стал учиться у него, — говорит Юрий Борисович.

Нет, тогда 18-летний юноша не садился возле мастера с листом бумаги и красками. Не надоедал художнику вопросами. А просто наблюдал за его работой.

Повторить шедевр

— Раньше на создание одной небольшой копии размера А4 я тратил примерно дня два. Сейчас может уйти и неделя, — вздыхает Юрий Борисович.

С годами техника его работы нисколько не поменялась.

— Как создается обычная цветная копия исторического документа? — рассуждает Пекуровский. — Сначала работу нужно сфотографировать в черно-белом варианте. Сейчас, конечно, есть современная техника, но я до сих пор пользуюсь хорошим пленочным фотоаппаратом. Сам печатаю снимок на специальной бумаге. Если необходимо, что-то дорисовываю, а дальше раскрашиваю красками.

На словах все кажется довольно простым, если не учесть одного важного момента: любое неверное движение — и работу придется переделывать. А с копиями картин все намного сложнее — шедевры нужно перерисовать. И далеко не всегда все получается.

— И такие случаи, конечно, были! — говорит Юрий Пекуровский. — Поэтому у меня всегда насчет работы есть одно правило: если что-то пошло не так, лучше оставить на некоторое время. Не мой день.

Сколько копий музейных экспонатов Юрий Борисович сделал за всю свою жизнь, он даже примерно не может на- звать. Количество испорченных экземпляров — тоже.

— Но я помню каждую свою работу, — уверяет художник. — Стоит лишь зайти в музей, сразу скажу, что сделано мною. И это несмотря на то, что заказы к Пекуровскому поступали со всей страны, как говорит Юрий Борисович, «пачками». Слава о талантливом художнике быстро расходилась по Советскому Союзу.

Талантливый, но не востребованный

Здесь открылась экспозиция, посвященная эпохе императора Петра I. Художник сделал копии не только редких картин, но и показал Москву XVII–XVIII веков

Своей известности в профессиональных кругах Юрий Пекуровский не ощущал. Да, именно его отправляли в заграничные командировки для оформления экспозиций. Да, именно его считали гением коллеги. Но художник относился к этому спокойно.

— Все-таки дядя прославил нашу фамилию, — говорит Юрий Борисович. — Сначала меня узнавали благодаря ей, а вскоре и я сам смог доказать, что умею многое.

Но была и другая причина: Пекуровский очень хорошо знает, каково это — быть талантливым, но невостребованным художником.

— В моей жизни был период, когда я не мог устроиться на работу (это было в начале моей карьеры). Подрабатывать приходилось в мастерской у дяди, который платил мне весьма небольшую сумму. И я очень хорошо помню это чувство безысходности. Как-то сижу на кухне, рисую карандашом... Что именно, уже даже не помню. Но в голове крутилась одна мысль: «Для чего я это делаю? Зачем?» — вспоминает художник.

Для того чтобы реализоваться, стать известным, у него было все: талант, мастерское владение техникой, знания. Не было лишь одного — подходящего случая. И он вскоре произошел...

— Однажды в мастерскую зашел знакомый. Узнав, что я без работы, сказал: «Есть вакансия в Музее Ленина и в Историческом музее». Я взял несколько своих фоторабот и пошел на собеседования, — говорит Юрий Борисович.

В Музее В. И. Ленина художника не приняли... за его известную фамилию и, как полагает сам Пекуровский, за талант. Видимо, здешние старожилы опасались конкуренции: вдруг начальство «подвинет» кого-то из них, отдав хорошую ставку талантливому новичку?

— И, совсем отчаявшись, я пошел в Исторический музей, где меня и пригласили на работу, — говорит Юрий Борисович. ...Сейчас художник продолжает работать. Правда, уже не в музее, а в своей собственной домашней мастерской. Рисует картины, а совсем недавно оформил экспозицию для Троицкого музея имени М. Н. Лялько, посвященную эпохе Петра I. Увидеть там можно не только редкие изображения императора и его приближенных, но и редкие документы. Некоторые копии выполнены на бумаге того времени.

Новости партнеров