Понедельник, 26 июля 2021, 04:21
Пасмурно 15°

Опросы

Всемирный день мозга отмечают 22 июля. Какой факт о главном органе центральной нервной системы ложный?

Загрузка ... Загрузка ...
Цитата дня
— Можно заняться чем-нибудь другим, но я не стала никого слушать. И ни о чем не жалею.
— Можно заняться чем-нибудь другим, но я не стала никого слушать. И ни о чем не жалею.
Жительница Внуковского Алена Ландина, чемпионка России по гиревому спорту о начале спортивной карьеры.

Имена, легенды и семейные ценности. Чем живет и дышит деревня Овечкино

29 мая 2021 года. Щаповское, деревня Овечкино. Сергей Маршалко. Фото: Виктор Хабаров, «Вечерняя Москва»

Сложно найти в Новой Москве деревеньку старше Овечкина, что в поселении Щаповское. В этом году ей исполнилось 374 года. Но помнит эта земля и более давние времена.

Обычный день жителя деревни Сергея Маршалко начинается с ежедневного ритуала. Позавтракав и собравшись на работу, он первым делом идет кормить рыбок, что живут в пруду на его участке. Их там уже развелось видимо-невидимо.

Обеспечив утренний завтрак водным обитателям, Сергей выезжает на работу, а по дороге останавливается уже около деревенского пруда, куда ровно в шесть часов слетаются утки со всех окрестных водоемов. За лето они настолько привыкают к такому плавучему ресторану, что научились прилетать без опозданий.

— Уверен, они это делают по будильнику, — смеется Сергей, проводя корреспондентам экскурсию по деревне. — Я живу в прекрасном месте. Здесь есть все, что нужно: природа, тишина, а люди какие!

17 лет назад Сергей как раз и искал такое местечко, где мог бы построить дом. К выбору подошел более чем основательно.

— Во-первых, хотелось что-то на Калужском направлении. Во-вторых, развернул карту и смотрел территории, где никогда не применялось химоружие. Ну и в-третьих, мне нужен был лес рядом, чтобы комаров покормить. Ну куда в деревне без этого, — улыбается Сергей.

Действительно, уж в чем в чем, а в природе он толк знает: приехал в Москву из Сибири. Так что большие и шумные городские районы ему не совсем по душе. И все же в Овечкине Сергей оказался совершенно случайно. Как герой русской народной сказки, ехал по дороге, да и встал на распутье.

— Мог бы поехать прямо, но почему-то свернул и увидел эту деревеньку с приятным названием, а недалеко от въезда — бабушку на лавочке, которая на мою удачу участок продавала. Вот все само собой и сложилось, — вспоминает Сергей.

Здесь много прудов. Некоторые названы по фамилиям местных жителей. Фото: Виктор Хабаров, «Вечерняя Москва»

Овечкину в этом году исполнилось 374 года. Но несмотря на свой почтенный возраст, деревенька не стареет, а, наоборот, молодеет. За заборами возвышаются новенькие дома и коттеджи. Старинных домиков с мезонином и резными ставнями, от которых веет историей, на всю деревню осталось всего два. И улиц в Овечкине тоже две. Но сколько же зелени! Кругом — леса, поля, водоемы! И практически каждый из них — именной. Лес, что шелестит листвой за деревней, называют Дуниным. Раньше женщина с таким именем жила в доме возле дороги, что к нему ведет. Дуни здесь уже нет, а место все равно ее помнит. А один из прудов называют Чикиным — по фамилии семьи, которая до сих пор живет в доме рядом с ним.

Но центр притяжения деревни — все же на окраине. Люди зовут его Белой горой за белые стволы берез, что окружают это место.

В субботнее утро на Белой горе собрались жители деревни. Так еще с советских времен повелось. Заседаний тут, конечно, не проводили. Но местные жители еще детьми здесь постоянно играли, будто тянуло всех сюда что-то. А повзрослев, решили и большую беседку поставить, чтобы собираться всем вместе и праздники отмечать. И все приходят.

Белая гора будто оторвана от остальной части деревни. Здесь и соловьи поют громче, и комаров больше. Но последние местных не пугают. Они уже привыкшие. Да и не до комаров, когда на повестке дня — серьезный вопрос: установка памятного стенда, на котором будет записана вся история деревни. К вопросу подошли основательно, расписали целый проект и даже смету составили.

— Уже обратились в местную администрацию, там нам всегда помогают, — говорит бывший староста деревни Виктор Рыбаков. — Надеемся, и со стендом тоже пойдут навстречу.

Идея об «исторической миссии» у Виктора Валентиновича родилась около 13 лет назад. Еще будучи старостой, он поехал по делам в Щаповскую администрацию, а пока ждал приема, зашел в местный музей. Мужчина пытался найти там информацию об Овечкине... Но тщетно.

— Знаете, мне так обидно стало! — вздыхает он. — Почему о нас ничего не написано? Ведь такой деревни, как у нас, вы нигде не найдете! Поэтому я начал искать тех, кто бы мог мне что-то рассказать об истории Овечкина. Поговорил с отцом Александром, он был батюшкой нашего прихода в соседнем селе Сатино-Русское, нашел авторов книги о Подольской земле, куда мы до присоединения к Москве и входили, и узнал кое-что интересное.

Деревня Овечкино. Фото: Виктор Хабаров, «Вечерняя Москва»

Это место можно считать денежным. Хоть первое упоминание о нем и относится к 1647 году, но помнит оно более давнюю историю, начиная со времен татаро-монгольского ига. Рядом и деревня есть Сатино-Татарское, названная так не случайно. Здесь, словно на погранпункте, нукерам монгольского хана отдавали дань, а дальше в Москву никого не пускали. Тут до сих пор старинные монетки находят. Правда, жители говорят, что здесь все давно перекопано: некоторые, видимо, надеялись клад найти. Да так и не нашли. Хотя что скрывает овечкинская земля, вопрос интересный...

Ходит здесь легенда, которую Виктору Рыбакову рассказал местный батюшка: якобы в XVII веке в Овечкине была другая религия!

— Какая именно, никто не знает. Но как рассказал мне отец Александр, людей хоронили во всем самом дорогом, голова к голове, как бы образовывая круг, — говорит Рыбаков.

Для кого были характерны такие захоронения?

— Это были язычники, — считает историк Александр Черемин, к которому мы обратились за помощью. — Как раз в XVII веке при царе Алексее Романове и начинается расцвет язычества и гонений на него. Все это происходило на территории Подмосковья

Почему деревня так называется, никто точно не знает. Но овец сейчас никто не держит. Фото: Виктор Хабаров, «Вечерняя Москва»

Помнить это место может и людей весьма высокого ранга. Овечкино в конце XVII века находилось во владении Екатерины Стрешневой, жены первого губернатора Московской губернии Тихона Стрешнева, который приходился родственником первому русскому царю Михаилу Романову и был вельможей Петра I. И, что самое интересное, сумел сохранить свою бороду (после поездок по европейским странам Петр I заставил своих подданных сбривать бороды, чтобы привить им европейскую моду. Но те противились. — «НО»). Однако за какие заслуги Стрешнев удостоился такого императорского дозволения — об этом история умалчивает.

Во время Отечественной войны 1812 года по этим землям проходила наполеоновская армия. Впрочем, Овечкино тогда не пострадало, а вот соседнее село лишилось 57 приходских дворов.

И даже события 1917–1918 годов оставили свой след... на крыше дома Зои Николаевны Блиновой.

— Когда отец переделывал крышу дома, мешок керенских нашел (банкноты номиналом 20, 40, 250 и 1000 рублей, отпечатанные в 1917 году и получившие название «керенки» или «керенские» по фамилии главы высшего исполнительно-распорядительного органа Александра Федоровича Керенского.  — «НО»). Такие бумажки красивые были. Мы из них платья для кукол вырезали... — вспоминает Зоя Николаевна.

Так что местным жителям есть что рассказать своим детям и внукам. Одна из старожилов деревни Татьяна Михайловна Бородачева вспоминает, как во время войны женщины работали в местном колхозе «Путь к коммунизму» и как ее отец вернулся домой в 1944 году раненый, на костылях.

— Помню, идет, а мы к нему бегом. Отец вернулся! — рассказывает она. — Да хоть какой, главное, что живой. Мама у нас болела, и в 1943-м ее не стало, мы вшестером одни целый год жили. Папа потом председателем колхоза стал. Да и все местные жители там работали, пока в 1990-е он не закрылся. Не стало ни колхоза, ни коммунизма...

Многие подались в город на заработки, но деревню, как правило, не оставляли. И дома старались без надобности не продавать. А зачем? В Овечкине, кажется, жители свой коммунизм построили.

На участке старосты Людмилы Лясковец живут суровые гуси. Фото: Виктор Хабаров, «Вечерняя Москва»

В деревне, как и раньше, все живут словно родные. Даже приезжих здесь быстро принимают в семью. Есть в ней и глава — сейчас староста Людмила Лясковец, есть и старшие «дети» — актив деревни. Правда, уже возрастной. Есть и «ребята» помладше, которые полностью доверяют управленцам. Но, как в дружной семье, в беде никого не бросают.

— Помню, у меня пожар случился, — рассказывает Виктор Рыбаков. — Так вся деревня сбежалась! В цепочке с ведрами стояли, пламя заливали. Пожарные приехали, а мы уже все потушили.

— А на субботники и зазывать никого не надо. Все сами выходят, — подхватывает Сергей Маршалко. — Люди здесь очень добрые. Если кто-то чужой придет, знаете, что у него спросят? «Чем вам помочь?». Как вам такое? Помните, я рассказывал, что лет 17 назад здесь строиться начал. Однажды ехал сюда и почувствовал, что еду домой… После этого окончательно здесь и поселился. Хорошая это деревня!

Новости партнеров