Вторник, 15 июня 2021, 03:43
Ясно 17°

Большая история маленького Роговского

Большая история поселения Роговское

Чаще всего, когда мы слышим слово музей, начинаем думать о месте, где представлены экспонаты, доступ к которым охраняют замки, сигнализация и стекло. К ним нельзя близко подойти, потрогать. Только если речь не идет о музее под открытым небом. В Москве есть один такой — «Музеон». И есть еще один — ТиНАО, в Роговском. В поселке Рогово местный житель, руководитель поискового отряда «Долг» Александр Геннадьевич Ошивалов на одном из участков собрал находки времен Великой Отечественной войны.

Мы посетили музей Александра Геннадьевича совместно с другими бойцами Марией и Максимом Новиковыми и Екатериной Мироновой.

С чего все началось

Александр Геннадьевич с 1988 года совместно с участниками военно-патриотического объединения «Память» принимает участие в поисковых работах по увековечению памяти героев, погибших в годы Великой Отечественной войны. А в 1992 года он возглавил поисковый отряд «Долг» поселения Роговское и стал членом московского отделения Российского военно-исторического общества.

Такие работы постоянно ведут на территории поселения — в военное время там прошло много знаковых событий. Например, в 1941 году поселок Рогово был штабом боевых действий 53-стрелковой дивизии. А в одном из домов местных жителей организовали командный пункт командира дивизии, полковника Александра Наумова. Еще в деревне Круча проходили тяжелейшие бои. Там сражались бойцы и командиры 475-го стрелкового полка 53-ей дивизии.

В 1941 году Герой Советского Союза Виктор Талалахин совершил первый ночной таран. Он вступил в неравный бой с врагом в небе над рекой Нара вблизи деревни Каменка. Виктор Талалахин погиб в том бою. Его самолет потерпел крушение рядом с Лопатино.

На территории поселения находится семь братских захоронений и четыре памятных знака.

— Поскольку война была очень близко к этому месту, здесь ходили копать еще детьми. Все, кто здесь родился, вырос. Летом с местными ребятам всегда ходили в Кузовлево копать что-нибудь, — рассказал боец поискового отряда Максим Новиков.

— В 80-е годы железа еще везде было полно. Остатки самолетов, машин, всего, — добавил Александр Геннадьевич.

Музей под открытым небом

Музей под открытым небом

Александр Геннадьевич рассказал, что идея создать музей под открытым небом возникла спонтанно.

— Это же все история… Потом не найдешь…

— У каждого поисковика есть цель, с которой он выходит в лес. Большинство из нас идет искать не предметы материальной культуры. Мы ищем бойцов и хотим увековечить память павших воинов Красной армии, — добавила Мария Новикова.

Александр Геннадьевич согласился, что основная задача — поднять бойца. Остальное вторично.

Мы попросили Александра Геннадьевича рассказать о самой интересной и необычной находке, которая ему особенно запомнилась.

— Самолеты хорошо поднимать. Там все неожиданно, — сказал Александр Геннадьевич.

— Дело в том, что у нас в окрестностях самолетов попадало очень много. Поднять его  — отдельный вид искусства, — добавила поисковик Мария Новикова.

— Сверху железа нет. Местные жители растащили все крылья. А двигатель вбух до трех метров. Один я выкапывал. Местные привели меня на поле. Ходили, ходили… нигде. Я пригласил чеховских ребят (участников поискового отряда) с самодельным глубинником. Одного бойца ставлю с одной стороны, другого с другого края поля. Дошел до товарища. Два метра… тик… в обратную сторону челночным способом. И прибор заработал. Все. Тут понеслась, — объяснил Александр Геннадьевич.

В его музее не хватает нескольких двигателей самолета. Есть винт от бомбардировщика, двигатель от МИГ-3 и два немецких двигателя.

— А первым выкопал винт самолета, который теперь на мемориале в деревне Кузовлево, — добавил Александр Геннадьевич.

На фото двигатели самолетов
На фото экспонаты музея под открытым небом
На фото подковы, штыки и немецкие снаряды
На фото немецкая фляжка
На фото экспонаты музея под открытым небом
На фото экспонаты музея под открытым небом

Еще из необычных находок Александр Геннадьевич показал нам немецкое пиво военных лет. На территории военных действий, ящики с бутылками лежали под землей. Во время поисковых операций их нашли. Емкости были плотно закрыты, в них сохранилась жидкость с того времени. Помимо этого в его музее есть немецкие фляжки, банки от норвежских консервов, которыми питались в военное время солдаты немецкой армии.

На фото трактор, который Александр Геннадьевич использует в поисковых операциях

В музее под открытым небом можно увидеть немецкие артиллерийские снаряды, около 300 подков. Еще Александр Геннадьевич показал нам предметы быта солдат. А части советских самолетов, в том числе МИГ-3, он привез на участок на тракторе.

— Здесь бак от немецкой машины, детали от немецкой пушки, танка «Катюши», «Т-34», в том числе люк, провода, которые использовали радисты, колеса от немецкой пушки, керагаз, «РОКС» (Пехотный ранцевый огнемет), снаряды, ядра, противотанковые мины, шпринги (немецкие противопехотные выпрыгивающие осколочные мины кругового поражения).

Александр Геннадьевич рассказал, что к нему в музей посмотреть эскпонаты часто приходят сотрудники ведомств.

— И МЧС, и ФСБ… все службы просятся. Ну где такое железо сейчас увидишь? Везде металлолом, — сказал Александр Геннадьевич.

— Дядь Саша обычно не отказывает людям хорошим. А тут есть чему поучиться специалистам. Еще часто приходят детские группы. Особый интерес музей вызывает у ребят, которые увлекаются поисковыми работами, — добавила Мария.

Бойцы рассказали, что при отряде «Долг» действует школа поисковика, куда можно записаться с 14 лет. На встречах детям показывают и дают подержать находки разных лет. Все они обезврежены и не представляют опасности. Делают это для того, чтобы ребята понимали, что могут обнаружить в земле при раскопках и какими могут быть последствия. Сначала детей обучают в течение трех лет, затем они могут выходить на раскопки со своим руководителем. Раскопки проводят в присутствии сотрудников МЧС, саперов и наставников детских групп.

— Я считаю, что вовлечение подростков в поисковую деятельность — важный и значимый процесс. Да, большинство из этих детей не станут поисковиками. У нас из поисковых отрядов из 200 детей, у нас только два мальчика остались поисковиками. Это очень маленький процент.  Большинство детей поисковиками не станут, но они будут знать историю, будут знать чуть больше, чем их сверстники… Они будут знать, что такое увековечение памяти на практике. Даже есть они не будут заниматься поисковой деятельностью больше никогда, все равно это даст свои плоды. Это воспитание патриотизма на практике, — сказала Мария Новикова.

Александр Геннадьевич продолжает участвовать в поисковых операциях и «Вахте памяти» — поисковом мероприятии, перезахоронении погибших воинов, и передаче найденных личных вещей солдатов их потомкам. И собирается продолжать пополнять музей новыми экспонатами.