Юрий Поляков: По субботам устраиваю писательскую баню

Автор: Мария Раевская 0 381
9 ноября 2009 года. Юрий Поляков в своем кабинете. В тот год Юрий Михайлович выпустил роман «Гипсовый трубач. Дубль два». Его действие разворачивается в Доме для ветеранов культуры в вымышленном подмосковном поселке. Одним из прототипов этого места послужил Дом творчества писателей в Переделкине.. Фото: photoxpress
9 ноября 2009 года. Юрий Поляков в своем кабинете. В тот год Юрий Михайлович выпустил роман «Гипсовый трубач. Дубль два». Его действие разворачивается в Доме для ветеранов культуры в вымышленном подмосковном поселке. Одним из прототипов этого места послужил Дом творчества писателей в Переделкине. Фото: photoxpress

В воскресенье, 12 ноября, исполнится 63 года писателю Юрию Полякову. Уже 17 лет он постоянно живет в Переделкине, на улице Довженко.

Юрий Поляков стал частым гостем в поселке задолго до того, как получил там дачу. С 1979 года он регулярно ездил по путевкам в Дом творчества писателей.

Сейчас он заканчивает роман «Веселые времена», в котором изображено Переделкино образца 1984 года.

Нынешние времена, по его словам, для поселка не такие уж веселые. Хотя самый грустный период миновал.

Юрий Михайлович, три года назад вы из главного редактора «Литературки» стали президентом Автономной некоммерческой организации «Редакция «Литературной газеты».

- А этим летом — председателем редакционного совета. Наверное, теперь можно уделять даче больше времени?

- Я надеялся освободиться, наконец, от текущей редакционной рутины. Но покой нам только снится, газета все равно требует внимания. Кроме того, меня избрали председателем общественного совета Министерства культуры. Работа серьезная, требующая душевного напряжения.

Досуга больше не стало, но все-таки удалось закончить начатую в прошлом году работу по благоустройству участка.

- Что у вас на участке? Сад, огород?

- Сад и огород есть, причем грядки разбивал и деревья сажал я сам своими руками. Фруктовые деревья еще в силу не вошли, но соленые огурцы едим свои.

- Рядом с поселком лес, а вы, судя по роману «Грибной царь», страстный грибник...

- Да, «тихую охоту» я очень люблю, разбираюсь в ней. Нынешний год вышел бедным на грибы, за исключением осенних опят. Еще в лесу я бегаю на лыжах всю зиму напролет. Точнее, бегал, теперь продираюсь. После нашествия древоточца и гибели всех почти елей в лесу можно снимать фильмы ужасов. Знаменитая лыжня, на которой некогда сдавали нормы ГТО, уничтожена, аллеи, по которым бродили Борис Пильняк, Александр Довженко, Белла Ахмадулина, Борис Пастернак, завалены мертвыми стволами.

Очень надеюсь, парковый проект мэра Собянина доберется и до Переделкина.

- Какие проблемы поселка удалось решить в последнее время?

- Слава богу, закончилась десятилетняя череда судов, борьбы и противостояния с нечистоплотными «хозяйственника- ми», разорявшими поселок. Сейчас по поручению президента Владимира Путина Росимущество передало его в управление писателям — объединению арендаторов Переделкина, которое возглавила поэт Марина Кудимова. Она активно взялась за восстановление поселкового хозяйства. Заработала котельная Дома творчества — и зима нам теперь не страшна.

Активно помогают нам советник президента по культуре Владимир Толстой и префект Троицкого и Новомосковского округов Дмитрий Набокин.

Я как член правления тоже по мере сил участвую в возрождении писательского оазиса. Что-то нужно делать с дачами, построенными до войны и рассыпающимися на глазах…

- Может, часть превратить в музеи?

- В Переделкине каждая дача, даже напоминающая хижину дяди Тома, — мемориальный объект. Да, несколько отданы под персональные музеи — Пастернака, Окуджавы, Чуковского… Но на дачах не менее значительных ушедших писателей продолжают жить и творить другие литераторы. Сделать музей в каждой невозможно, хотя и хочется. Давно витает идея в старом корпусе Дома творчества, построенном в 1947 году в стиле сталинского классицизма (при «крепких хозяйственниках» там обитали гастарбайтеры), устроить музей «Литературное Переделкино». Там можно было бы разместить экспозицию, рассказывающую о великих насельниках тех заповедных мест.

Там удобно сосредоточить и хранить архивы умерших переделкинцев, с этими уникальными материалами могли бы работать отечественные и зарубежные филологи. Для студентов и школьников это стал бы «парк литературы советского периода». Витала еще одна идея: в усадьбе знаменитого славянофила Самарина, где был детский санаторий, устроить «Музей славянофилов и западников», но, кажется, время уже упущено, и земля ушла под другой проект.

- В советское время Переделкино было местом писательского общения. А сейчас?

- Конечно, Владимир Солоухин охотнее прогуливался по аллеям с Михаилом Алексеевым, Иваном Стаднюком, Борисом Можаевым или Егором Исаевым, чем с Евгением Евтушенко, Михаилом Шатровым или Андреем Вознесенским.

Но общение все-таки было и между представителями разных литературных партий. А теперь «почвенник» и «либерал», знающие друг друга полвека, могут не поздороваться на лесной тропинке. К тому же за десятилетие разбазаривания дачи получили обладатели членских билетов, ничего путного не написавшие, но зато гурьбой ходившие на каждое судебное заседание и горласто поддерживавшие бывшего председателя Литфонда. Говорить с ними не о чем, а что с ними делать — никто не знает. Впрочем, какое-то общение есть и сейчас. Я, например, по субботам устраиваю литературную баню. Веники заготавливаю сам.

Козленок в молоке

Вечером, в половине шестого, мы с Витьком стояли на платформе «Перепискино». <...> Тропинка, усыпанная хвоей, во многих местах бугрилась толстыми, похожими на варикозные вены корнями высоченных сосен. <...> Когда вслед за Советским Союзом обрушился и Союз писателей, перепискинские дачи достались тем, кто в них тогда обитал.

<...> Большинство коттеджей были поделены на несколько писательских семей. <...> Оказалось, что под одной крышей подчас собрались демократ, консерватор, монархист, коммунист или анархист.

Мирная жизнь кончилась: люди месяцами не разговаривали друг с другом. <...> Только однажды они снова все объединились — когда толпа бездачных писателей приехала на электричке из Москвы и попыталась восстановить справедливость. <...> Чурменяевсредний <...> вооружил обитателей дач охотничьими ружьями, сам взял отцовскую шашку, и в течение дня они отбивали атаки размахивавших дрекольем неимущих литераторов. <...> Нападающие уехали в Москву с последней электричкой, на прощанье спалив пару беседок... Наутро наметившееся было единство снова распалось...

1997 

СПРАВКА:

Юрий Поляков родился 12 ноября 1954 года. Автор повестей «ЧП районного масштаба» (1985), «Сто дней до приказа» (1987), романов «Замыслил я побег...» (1999), «Гипсовый трубач» (2008–2012), «Любовь в эпоху перемен» (2015), нескольких пьес и сборников публицистики.

Председатель редакционного совета «Литературной газеты». Лауреат множества премий.



Новости СМИ2