Волшебники небесного огня

Автор: Светлана Гаврилова

Новый год — это праздник, а какой праздник без салюта? На территории Ватутинок базируется 449-й гвардейский отдельный салютный дивизион — единственный в России. Чтобы узнать секреты уникальной части, наш корреспондент отправилась к военным в гости.

Нас встречает командир дивизиона Вячеслав Парадников и с ходу, по-военному, предупреждает:

— Не путайте наши салюты с теми, что делают пиротехнические компании на Новый год или другие праздники. У них развлекательные шоу, а мы выполняем воинский ритуал.

— У нас на вооружении находятся порядка сотни машин и 10 тысяч стволов.

Салют такого масштаба больше никто не может обеспечить, — замечает Вячеслав Парадников.

Всего в Москве существует 16 точек, откуда военные могут запускать салют. Мы отправляемся в сердце воинской части — парк хранения машин, чтобы оценить масштаб.
В большом ангаре рядами стоят КамАЗы защитного цвета с трубами разного диаметра. Это и есть салютные установки. Таких установок здесь более 70 единиц шести различных модификаций — с мортирами от 105-го до 310-го калибра.

— У нас оператор салютной установки и водитель в одном лице, — объясняет заместитель командира по вооружению Виталий Грачев. — Военнослужащий должен правильно распределить боеприпасы по стволам, проверить готовность машины к стрельбе, уметь синхронно двигаться в колонне до места салюта, а когда командир скомандует: «Огонь», — нажать красную кнопку на пульте. Дальше машина все сделает сама, она запрограммирована таким образом, чтобы рисовать вместе с другими установками разнообразные «картины» в небе.

Кстати, если вы думаете, что это так просто — делать салют — то здорово ошибаетесь. Здесь требуется ювелирная точность. Например, во время инаугурации президента Российской Федерации, пока президент проходит по всем залам и оркестр играет «Славься», должны звучать артиллерийские залпы. А когда президент выйдет, залпы должны прекратиться.

В другом ангаре хранятся 18 артиллерийских орудий. Все они помнят реальные бои Великой Отечественной, на их счету немало танков и живой силы противника. А на одном из орудий — пробоина от осколочного снаряда.

— Хочется уже пострелять из пушки, почувствовать всю эту мощь, — замечает Гриша Саевшин, который только неделю назад принял присягу.

Рядовой Данила Маслов из Щербинки, который служит в дивизионе полгода, вспоминает свой первый и пока единственный салют.

— Это было мощно, громко и очень волнительно, — говорит он.

— У каждого, сколько бы лет он ни занимался салютами, присутствует волнение, как в первый раз, — добавляет Виталий Грачев.

А между вспышками салютов в воинской части идет обычная армейская жизнь. В классах военные учатся разбираться в боеприпасах и пиротехнических изделиях, осваивают технику безопасности. А какие поэтические названия у пиротехнических изделий — «Мечта», «Загадка», «Восторг».

— Самый эффектный снаряд называется «Полина», — добавляет Грачев. — Всетаки салют — это красота, а красота — это женщины.

Другие свежие материалы читайте в полной PDF-версии газеты «Новые округа».



Новости СМИ2