Пятница, 21 сентября 2018, 18:10
Ясно 20°

Опрос

На территории музея-усадьбы «Остафьево»—«Русский Парнас» 29 сентября состоится литературно-музыкальная гостиная, посвященная Сергею Есенину. Планируете ли вы ее посетить?

Загрузка ... Загрузка ...
Цитата дня
— Я просто поражаюсь тому, как растет метро. Столько новых станций открылось, сложно даже выучить все названия. На нем можно добраться за МКАД. Мы наблюдаем непрерывное развитие Москвы.
— Я просто поражаюсь тому, как растет метро. Столько новых станций открылось, сложно даже выучить все названия. На нем можно добраться за МКАД. Мы наблюдаем непрерывное развитие Москвы.
Николай Дроздов, телеведущий, житель ТиНАО
Инфографика
конкрус

Вокруг ее веретена крутились судьбы всех наших семей

«Раньше я видел яблоки только на картинках, но догадался, что это они», — дочитала бабушка.

«Круть-круть», — шепчет веретено. Вьется нитка, худеет на прялке комок шерсти.

Шурик я, мне пять. Моя задача — слушать, сматывать с веретена и вовремя переворачивать страницы. Бабушка увлеклась Распутиным: третий комок сучить начала. Так и книги меряются. «Сказка о Золотой рыбке» — на четверть комка. «Уроки французского» — на три. «Алые паруса» — со счету сбился.

— А почему учительница на деньги играла? — Думай! Она никогда не объясняла.

Объяснять должен был я.

Я помню ее такой: на старой резной прялке с волшебным веретеном, на орбите которого крутились жизни нескольких семей. Когда собиралась родня, именно она, маленькая, седая, была советчиком, судьей.

Зятья звали ее мамой. Соседи — бабой. Бежали за советом, просили напутствия.

— Мария Алексеевна сказала, красная картошка лучше, — говорила соседка. И вся улица сажала красную.

Осенью дома становилось людно — съезжались все родные. Вечером рассаживались на кухне, бабушка доставала пакет колючих носков и раздавала по размеру. И снова: «Круть-круть», — волшебное веретено шепчет, указания раздает. Вот уже три большие семьи вместе убрали три огорода, забили скотину, ремонты у всех сделали. Всех объединяло, всем помогало волшебное веретено бабушки. Но ей помочь не мог уже никто. Она держалась за сердце, глотала нитроглицерин, почти слепая, пряла на ощупь, а вслух читал я. В один из зимних вечеров веретено выпало из пальцев, покатилось под стол. Скорая приехала, меня увели. После похорон родня очужала. Мама с сестрами дай бог на праздники друг другу звонят, хоть живут рядом.

Онемевшее веретено хранится до сих пор. Только волшебства в нем больше нет.

Новости партнеров