Владимир Ткаченко: Я не против "лабутенов" и парусиновых штанов

фото: официальный сайт группы Ундервуд, справа Владимир Ткаченко
фото: официальный сайт группы Ундервуд, справа Владимир Ткаченко

Солист группы «Ундервуд» поделился с корреспондентом «НО» своим отношениям к нецензурной лексике в творчестве, рассказал о женском мате и рассказал о том, как в глобальном смысле люди относятся к музыке.

- Владимир, как Вы относитесь к мату в песнях?

- Я не очень люблю нецензурную лексику, ей и так напичкана повседневность, особенно в мужских компаниях. Но все что касается группы «Ленинград» - это, конечно, удивительно и очень талантливо. Сергей Шнуров на протяжение долгих лет бьет в одну и ту же точку, но этим невозможно не восхищаться: дело в том, что он исследовал мат на всех его уровнях и этажах. Он сузил творческие рамки до эпатажной и нецензурной речи, но при этом умудряется выдавать новые и новые хиты.

- Вы, насколько я помню, иногда тоже вставляете одно-другое бранное словечко?

- У нас есть песни с матерными словечками, но на них не строится композиция. Они , скажем, добавляют немного краски. Нужно признаться, что мы не настолько смелые. Очень не люблю, когда девушки матерятся… Но Сергею Шнурову, опять же, очень органично удается донести свои сатирические идеи, даже когда они звучат из уст женщин, Юлия Коган, например, или даже конкретно в случае «лабутенов» и «парусиновых штанов». (смеется)

- Не могу не спросить, изменилась ли Ваша творческая жизнь из-за, мягко говоря, охлаждения в отношениях России и Украине?

- Я родился в Херсоне и, конечно, состояние конфликта между Россией и Украиной отнимало очень много сил и нервов. В какой-то момент мы просто написали песню «Скажи мне, чей Крым». После этого мы уже выступали и в Украине, и в Крыму. Очень жаль, что «Океан Эльзы» больше не приезжает в Россию – это уникальная группа. Но, тем не менее, и нам, и группе «Пятница» удается собирать слушателей на концертах в обеих странах. Бесконечно радостно, что люди все-таки могут отделять музыку от политики.



Новости СМИ2