Троицкие ночи Наполеона Бонапарта

Автор: Алексей Зернаков

Наполеон оставил Москву 19 октября 1812 года и направил вой ска по Старо-Калужской дороге на юг России. Во всех исторических и литературных трудах чрезвычайно скудно говорится о первых трех днях отступления из Москвы. Мы решили разобраться, как же шел Наполеон. Нашим гидом стал троицкий краевед Сергей Санков (на фото).

— Я уверен, что первые две ночи после ухода из Москвы Наполеон провел в усадьбе Троицкое, которая с 1804 года принадлежала Екатерине Левшиной, — говорит Санков.

Краевед ссылается на исследования французских историков и графа Сергея Шереметева. В книге «Русские усадьбы» он пишет: «Первая остановка Наполеона была в селе Троицком… 8(20) октября он оставался в селе Троицком, ныне принадлежащем баронам Черкасовым». Стоит пояснить, что Черкасовы — родственники Левшиных, и имение к ним перешло по наследству. Здесь, в усадьбе, 20 октября «Наполеон, вне всякого сомнения, решается начать отступление. С этого времени речь больше не идет о преследовании Кутузова… Здесь, в усадьбе Троицкое, будущее мира сменило курс».

С этого момента великую армию ждало отступление. И Березина.

 

Из мемуаров участника кампании 1812 года графа Филиппа де Сегюра

Побрели они назад, голодая, замерзая

«Армия еще с прошлого дня выступила из Москвы без малейшего перерыва.

В колонне в 140 тысяч человек и приблизительно 50 тысяч лошадей всех родов, 100 тысяч солдат, шедших во главе, с ранцами, в полном вооружении, с 550 пушками и 2 тысячами артиллерийских повозок, напоминали еще всемирных победителей. Но остальные, в огромной своей части, походили на орду татар после удачного набега… Здесь трофеи в виде русских, турецких и персидских знамен и гигантский крест с колокольни Ивана Великого; там — русские крестьяне, бородатые, сопровождавшие или несшие нашу добычу…

Император же прекрасно сознавал, что он не может ни отнять у своих солдат плоды стольких лишений, ни упрекнуть их за них. Кроме того, съестные припасы скрывали добычу; а он, который не мог обеспечить своих людей провиантом, — мог ли он запретить им везти это? Наконец, так как военных повозок не было, эти кареты были единственным спасением для больных и раненых. Поэтому Наполеон молча миновал этот бесконечный хвост, который он тащил за собой, и поехал вперед по старой Калужской дороге. Он двигался в этом направлении несколько часов, объявив, что идет, чтобы разбить Кутузова… В середине дня он внезапно повернул со своей армией вправо и достиг новой Калужской дороги…»

 

Читайте материал в полной PDF-версии газеты «Новые округа»



Новости СМИ2