Среда, 03 июня 2020, 07:05
Сильный Дождь 12°

Опрос

День русского языка отмечают в России 6 июня. Какое из перечисленных слов переводится на другие языки?

Загрузка ... Загрузка ...
Цитата дня
— Просто идея правильного питания по-настоящему еще не овладела массами.  Пока это больше мода, нежели осознанная необходимость.
— Просто идея правильного питания по-настоящему еще не овладела массами. Пока это больше мода, нежели осознанная необходимость.
Александр Лосото, обозреватель
Инфографика
конкрус
7 октября 2019 года. Троицк. Ветеран Дмитрий Лукаш вспоминает службу на флоте. Фото: Владимир Смоляков

Только смелым покоряются моря

7 октября 2019 года. Троицк. Ветеран Дмитрий Лукаш вспоминает службу на флоте. Фото: Владимир Смоляков
7 октября 2019 года. Троицк. Ветеран Дмитрий Лукаш вспоминает службу на флоте. Фото: Владимир Смоляков

Премьера рубрики: В мае 2020 года наша страна отметит 75-летие Победы. «НО» начинают рубрику, где речь пойдет о нелегком пути, который прошли красноармейцы, сегодняшние ветераны, ваши соседи.

Дмитрий Тимофеевич Лукаш всю жизнь посвятил морю. Для своих подчиненных он был начальником, отцом, лучшим другом. Но прошло то время. Остались лишь воспоминания.

В комнате у Дмитрия Тимофеевича стоит большой стол, ровно по центру — развернутая газета. Рядом лупа, часы. Все разложено по своим местам. Идеальный порядок. А когда-то на столе вместо газет лежали морские карты, которые он, капитан 1-го ранга, внимательно изучал. Наверное, это капитанская привычка — все и всегда держать в порядке...

Февральский холодный день

Февраль 1973 года Дмитрий Тимофеевич помнит по дням. 14-го числа он был в родном Уссурийске. Известие о смерти матери заставило его бросить все дела на флоте и уехать на родину. Стоя у ее могилы и слушая родственников, он до конца не осознавал происходящее. Та, которая в свое время сделала все, чтобы сын стал моряком, теперь ушла. И сейчас он — капитан 1-го ранга, командир соединения кораблей Тихоокеанского флота.

Моряком Дмитрий Лукаш мечтал стать с самого детства. Когда ему было девять лет, мама познакомила его с родственником, который и предопределил судьбу мальчика. Высокий, стройный, боцман одного из кораблей Амурской военной флотилии. Он и стал примером для девятилетнего Димы, который решил, что тоже непременно будет моряком.

— Моя мама работала в пошивочной военторга. Поэтому она мне шила плащи и пальто флотского покроя, — вспоминает сейчас Дмитрий Тимофеевич.

И расхаживая в такой одежде по улицам Уссурийска, он представлял, как через несколько лет исполнит свою мечту.

Утопая в грязи и промерзая до костей

1942 год. Той осенью дождь лил как из ведра, проверяя юных учеников военноморской спецшколы на прочность. Холод пробирал до костей. Вчерашние школьники, среди которых был и Дмитрий Лукаш, строили оборонные сооружения на северном побережье Амурского залива. Владивосток готовился к тому, что в любой момент Япония может вступить в вой ну на стороне Германии. И 15–17-летние мальчишки, только что зачисленные на обучение, с кирками и лопатами в руках строили ДОТы (долговременные огневые точки) и ДЗОТы (дерево-земляные огневые точки), не жалея ни сил, ни здоровья. По вечерам в казарме, наспех сделанной из остатков бревен, у будущих моряков ни отдохнуть, ни согреться не получалось. С крыши постоянно текла вода, в щели задувал ветер. И мальчишкам приходилось каждый вечер искать в казарме место посуше и потеплее, и передвигать туда кровати. А рано утром снова на работу. В 1943 году ученики через день работали в порту, разгружая суда, прибывавшие с поставками по ленд-лизу. Эти ребята осознанно променяли детство на службу. Теперь они здесь, вдали от родителей, утопали в грязи и строили укрепления. С каждым днем в них крепло желание стать моряками.

В 1973 году Дмитрий Лукаш командовал разведывательной операцией в Тонкинском заливе. Фото: из личного архива
В 1973 году Дмитрий Лукаш командовал разведывательной операцией в Тонкинском заливе. Фото: из личного архива

Случайная встреча

В том же 1943-м он познакомился с Лидой. Приехал к родителям в Уссурийск и пошел на танцы в местный клуб. Там то он и встретил ее. Девушка стояла одна и ждала, пока подружки дотанцуют последний вальс. Он подошел познакомиться. А дальше как в кино — проводил до дома, написал одно письмо, второе. И тайком, с поддельной увольнительной, ездил к ней, в родной город.

— У нас был умелец один, который печати липовые делал. Отличить никто не мог. С таким документом мы в милицию и ходили, чтобы получить пропуск, — вспоминает Дмитрий Тимофеевич.

А потом, забравшись на подножку пригородного поезда, ехал к ней. В одном бушлатике, промерзая насквозь.

Время исполнять мечту

После училища у Дмитрия Тимофеевича появилась семья. С Лидией они расписались в 1949-м. А спустя время он перевез ее во Владивосток. Началась непростая жизнь: зарплата у Дмитрия Тимофеевича была небольшой, у семьи не было жилья. Какое-то время Лиде приходилось жить у подруги в общежитии, по вечерам забираясь в комнату через открытое окно на первом этаже. А супруг все время в море. Не появляться на суше он мог по несколько месяцев. И только когда у супругов родился первый сын, семье дали девятиметровую комнатку без удобств.

Воспитание ребенка и заботы по хозяйству Лида взяла на себя и ни в чем мужа не упрекала. А тот продолжал службу, год от года поднимаясь все выше и выше. И стал отцом не столько для своих детей, сколько для моряков.

Служба на флоте была не так проста, как представлял тот девятилетний мальчик, познакомившийся с родственником-боцманом. До 1965 года питание моряков было очень плохое: не хватало питьевой воды, поэтому для гигиенических целей морякам выдавали спирт. Вместо хлеба — сухари, которые отсыревали от влажности, мясо заменяли консервы.

Дмитрий Тимофеевич не мог оставаться безучастным к судьбам своих подчиненных. Старался всячески облегчить службу моряков. Себе лишнего не позволял, зато отпускал своих подопечных иногда на неделю в отпуск после походов, к нему обращались с любой проблемой. Сам же дома появлялся не так часто, как хотелось бы.

Супруга на мужа не сердилась. Успевала работать, учиться и воспитывать сыновей. Да и о работе Дмитрия Тимофеевича особо не расспрашивала. Только спустя семнадцать лет она узнала, что в те годы ее муж служил в разведке, а отправляться ему приходилось на такие задания, с которых он мог и не вернуться.

Вьетнам в памяти

…Стоя у могилы матери, Дмитрий Лукаш и предположить не мог, что его ждет разведывательная операция по вскрытию деятельности американских ВМС по уничтожению (тралению) мин в Тонкинском заливе. Слушая соболезнования родственников, вдруг увидел знакомого мичмана, выходящего из подъехавшей машины.

7 октября 2019 года. Троицк. Ветеран Дмитрий Лукаш вспоминает службу на флоте. В 1973 году Дмитрий Лукаш командовал разведывательной операцией в Тонкинском заливе. Фото: из личного архива
7 октября 2019 года. Троицк. Ветеран Дмитрий Лукаш вспоминает службу на флоте. В 1973 году Дмитрий Лукаш командовал разведывательной операцией в Тонкинском заливе. Фото: из личного архива

— Вас срочно вызывают, — сказал он, не проронив больше ни слова.

Обстрел корабля? Пожар? Бомбардировка... За время службы Лукаш видел всякое. И в тот момент, когда в море находились несколько его кораблей, он понимал, что просто так получить вызов обратно во Владивосток он не мог. Нужно немедленно ехать обратно.

Не дождавшись окончания похорон, он первым кинул горсть земли в могилу и поехал обратно в штаб флота.

Тонкинский залив, Вьетнамская война, мины… Стало известно, что США будут проводить разминирование фарватеров и подходов к вьетнамскому порту Хайфон с использованием вертолетов-тральщиков. Такая операция проводилась впервые в истории. И представляла особый интерес. Следить за тем, как это происходит, поручили Дмитрию Тимофеевичу, который должен был за сутки собрать походный штаб и уйти в море.

Задача была непростая: достоверных известий о том, какие мины были в Тонкинском заливе, не было. И как проходить кораблям Лукаша по воде, было неизвестно. Магнитные мины, акустические... Могли попасться авиационные бомбы. По всей территории их было около 11 тысяч. Стоило задеть только одну, и...

— К счастью, мимо нас прошло американское судно, запеленговав которое, мы смогли отследить путь и выйти на его след, чтобы безопасно добраться до нужного места, — вспоминает ветеран. А пока корабли шли к нужному маршруту, капитан поставил по бортам моряков, которые отслеживали попадающиеся по пути мины, и самым медленным ходом продолжали путь.

— Страха не было. Я — командир. И здесь мог думать только о людях, матери которых доверили мне своих сыновей. А ведь они когда-то тоже мечтали стать моряками, как я. Нужно было сохранить их жизни, — вспоминает Дмитрий Тимофеевич. И он сдержал свое слово. Кажется, сама судьба уберегала его от неприятностей. Ведь за все время что-то постоянно спасало его от страшных потерь. И здесь ему тоже повезло.

Об этой операции во время вьетнамского конфликта ветеран вспоминает до сих, как будто и сейчас перед его глазами картинка тех дней. Но теперь все это позади. Сегодня Дмитрий Тимофеевич живет в Троицке, его домашняя библиотека переполнена книгами о море, флоте, истории. Он и сам написал мемуары, в которых рассказал о службе на Тихом океане после Великой Отечественной войны, войне с Японией. Не скрывает Дмитрий Тимофеевич в этих воспоминаниях и подробности повседневной жизни моряков, с особой точностью указывает имена тех, кто командовал разведывательными кораблями. И каждый раз, рассказывая об этих людях, будто перемещается туда, в прошлое, которое, кажется, помнит с точностью до минуты.

...Октябрь этого года для Дмитрия Тимофеевича особенный. 50 лет исполнилось соединению, которым он когда-то командовал. Но куда важнее для него другая дата: 70 лет могло бы исполниться совместной жизни с супругой Лидией, которая, к сожалению, до этого дня не дожила.

Новости партнеров