Среда, 13 ноября 2019, 11:54
Пасмурно 6°

Опрос

День социолога в России отмечают 14 ноября. А к какому типу личности вы относите себя?

Загрузка ... Загрузка ...
Цитата дня
— Если честно, я не рвусь в шоу-бизнес. Там никто не дружит, но все друг с другом общаются.
— Если честно, я не рвусь в шоу-бизнес. Там никто не дружит, но все друг с другом общаются.
Габриэлла, известная бразильская певица.
7 ноября 2016 года, Вороново. Михаил Коробко и Борис Бочарников (слева направо) считают, что стоит поискать, и сокровища Ростопчина увидят свет

Тайна клада граф Ростопчина

7 ноября 2016 года, Вороново. Михаил Коробко и Борис Бочарников (слева направо) считают, что стоит поискать, и сокровища Ростопчина увидят свет
7 ноября 2016 года, Вороново. Михаил Коробко и Борис Бочарников (слева направо) считают, что стоит поискать, и сокровища Ростопчина увидят свет

В истории самой известной новомосковской усадьбы — Вороново, похоже, скоро станет меньше пробелов. Московский историк архитектуры Борис Бочарников всерьез занялся изучением усадьбы и в следующем году обещает выпустить монографию, в которой будет много новых открытий.

Последнее серьезное исследование усадьбы принадлежало искусствоведу Софье Полинтреер и вышло в книге более полувека назад. Нас же, корреспондентов, гложет любопытство — существует ли все-таки клад Ростопчина? «Новые округа» узнали мнение Бориса о сокровищах.

Напомним, что генерал-губернатор Москвы, граф Федор Ростопчин, владевший усадьбой Вороново с конца XVIII века, собственноручно поджег дворец в 1812 году, дабы он не достался французам, отступающим из столицы. Отсюда и пошли слухи, что свои богатства Ростопчин, большой ценитель искусства, спрятал в подземельях усадьбы.

В семидесятых годах благодаря легенде о кладе, растиражированной прессой, Вороново стало самой популярной усадьбой в Подмосковье. Все любители приключений ринулись сюда в поисках клада, но не тут-то было. Уже в 50-х годах Вороново стало закрытым домом отдыха, и раскопки здесь разрешены были только единожды.

Во время реставрации главного дома перед открытием санатория исследователи заодно раскопали конный двор и лужайку. Наш исследователь утверждает: не там копали! Ранние исследователи усадьбы полагали, что нынешний дом, который является упрощенным вариантом сгоревшего в 1812 году дворца, был построен на новом месте. На этом гипотетическом месте и велись раскопки. Однако Бочарников подчеркивает: нынешний дом находится точно на месте старого, поэтому исследовать надо его, особенно подвалы.

Голландский домик дошел до нас почти в первозданном виде
Голландский домик дошел до нас почти в первозданном виде

— Очертания нынешнего дома по масштабу и размеру совпадают с господским домом, спроектированным известным архитектором Николаем Львовым, — говорит Борис.

У него есть своя гипотеза, где мог располагаться подземный ход: под аллеей, ведущей от флигеля главного дома к голландскому домику — единственной усадебной постройке, дошедшей почти в неизменном виде до наших дней.

— Ход, скорее всего, был технический, для прислуги. По нему носили блюда для гостей, чтобы их не залило дождем и не засыпало снегом. И если Ростопчин что- то спрятал, то, скорее всего, здесь, — рассуждает Борис.

Клад — это ведь не обязательно большой мешок с деньгами. Трехэтажный барский дом Ростопчина был обставлен предметами искусства. Бочарников, применяя логику знати того времени, рассуждает: в случае форс-мажора ценные картины вывозились, парковые скульптуры зарывались в землю, а драгоценности брали с собой.

Учитывая то, что на территории были постройки, о которых нам пока ничего не известно, следует искать утраченные здания. В них могут быть подземные части, а там — сокровища. Например, в затерянных гротах есть шанс найти запрятанные парковые скульптуры. Или, например, дорогую посуду в подвалах дома.

— Я подозреваю, что под домом была ниша, куда могло быть спрятано столовое серебро, фарфор. Может быть, клады — это и есть фарфор, например, китайский?

Поскольку все предыдущие исследования не были масштабными, открытий будет еще много. Бочарников планирует много времени провести в Российском государственном историческом архиве и «поднять» имеющиеся чертежи.

А вот перспектива раскопок весьма туманна. Сотрудник санатория Виктория Николаева заметила, что новые раскопки вряд ли возможны.

— Надо понимать, ради чего копать, — резюмировала она.

Вопрос резонный. Санаторий работает давно и успешно. Сюда приезжает много отдыхающих, привлеченных в том числе красивой легендой.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Михаил Коробко, историк архитектуры, усадьбовед:

- Представьте себе — происходит неординарная ситуация. Владелец усадьбы театрально сжигает свой дом. У Ростопчина не было много времени на вывоз самого ценного. Скорее всего все, кроме драгоценностей, он спрятал на территории усадьбы. А после ухода французов благополучно вытащил обратно. Оставим маленький шанс, что что-то забыли достать. Поиски надо продолжать. Если заниматься раскопками, мы обязательно найдем то, что расскажет нам больше об усадьбе. Но не надо говорить о фантастических сокровищах, главный клад усадьбы Вороново — это ее архитектура.

ИЩИТЕ ДЕНЕЖКИ

Сокровища, которые ждут археологов

Историки насчитывают на территории Новой Москвы больше 120 памятников археологии. Например, остатки древнего города Перемышля-Московского в 12 километрах к юго-западу от Подольска, русского редута, который использовался во время Тарутинского маневра Кутузова. Кроме того, на присоединенных территориях много курганов и древних поселений, где можно наткнуться на самый настоящий клад. Есть еще летописное упоминание от 1618 года о кладе польского короля Сигизмунда, войска которого грабили везде, где появлялись. Однако награбленные ценности из 923 подвод в Польшу так и не доехали. Согласно летописи, отступающие поляки зарыли клад в верховьях Пахры. Он до сих пор не найден.

Новости партнеров