Суббота, 11 июля 2020, 13:56
Ясно 28°

Опрос

К 2035 году в ТиНАО планируют построить 700 объектов спорта. Площадки для занятий каким видом спорта в Новой Москве не хватает?

Загрузка ... Загрузка ...
Цитата дня
— Многие ранее недоступные районы включились в жизнь города или станут доступными в ближайшие годы.
— Многие ранее недоступные районы включились в жизнь города или станут доступными в ближайшие годы.
Руководитель Департамента развития новых территорий Москвы Владимир Жидкин
Инфографика
конкрус
17 января 2020 года. Новофедоровское. Руководитель ансамблей «Московская сторонушка» и «Кладец» Татьяна Разбоева со своими юными воспитанниками. Фото: Владимир Смоляков

Татьяна, атаман чистых голосов

17 января 2020 года. Новофедоровское. Руководитель ансамблей «Московская сторонушка» и «Кладец» Татьяна Разбоева со своими юными воспитанниками. Фото: Владимир Смоляков
17 января 2020 года. Новофедоровское. Руководитель ансамблей «Московская сторонушка» и «Кладец» Татьяна Разбоева со своими юными воспитанниками. Фото: Владимир Смоляков

Имя Татьяна переводится как «устроительница», «учредительница». И Татьяна Разбоева полностью оправдывает свое имя. Ее фольклорный ансамбль «Кладец» Культурного центра «Яковлевское» известен далеко за рубежом, а сама она уже привыкла к перелетам, выступлениям за границей и постоянным репетициям. Устроила она ансамбль, так устроила.

С чего начинается музыка

Татьяна Разбоева стояла у окна и внимательно слушала Исаака Лихермана. Новый директор только что открывшегося в начале 1980-х дома культуры в деревне Яковлевское просил о помощи. — Он говорил, что в ДК нужно создать хор русской песни… А у меня времени нет. Дочка росла, я работала в доме культуры в Селятине. Единственное, что могла, — посоветовать поговорить с мужем, — вспоминает Татьяна Николаевна. Ее супруг Вячеслав Урсков был музыкантом. И в своем графике нашел время для еще одного коллектива. Позже и Татьяна Разбоева стала ему помогать, получая за это 18 рублей (в то время этих денег хватило бы на шесть килограммов свинины). Но работать с новым хором, который назвали «Московская сторонушка», супругам нравилось. И вскоре он стал частью их жизни.

Баян на веревке и яблочки из Припяти

Дела у «Московской сторонушки» шли хорошо. Директор ДК помогал с концертами. Даже Центральное телевидение приезжало снимать артистов. Как же они пели! Слушатели и представить себе не могли, что обладатели этих чистых голосов не брали уроков сольфеджио и не проводили будни за занятиями вокалом. Днем артисты работали в свиноводческом комплексе, а после бежали в местный ДК на репетицию.

— У нас инструментов-то толком не было, — говорит Разбоева. — Один баян, и тот не на ремне, а на веревке висел.

Но телевизионщиков это не смущало. Они говорили одно: только пойте!

В сентябре 1986 года «Московская сторонушка» отправилась выступать в Чернобыль. Сначала хор поехал на фестиваль в Мироновку (город недалеко от Киева. — «НО»), а потом по просьбе второго секретаря компартии Украины — в Припять.

— Мы не боялись. Не понимали, куда едем на самом деле, — вспоминает Татьяна Николаевна.

 По пути им один за другим встречались блокпосты. А дорога была совершенно свободной. В самом городе добротные дома пустовали. Выбитые окна, дикие собаки и кошки, снующие в поисках еды... Красивый город с прекрасными яблоневыми садами будто только что опустел.

— Всего мы там пробыли сутки. Концерты давали в 15 километрах от атомной станции. Один на электромеханическом заводе, второй — на консервном. И он почему-то продолжал работать, — вспоминает Татьяна Николаевна. — А ночью пели в школе, где жили ликвидаторы последствий чернобыльской катастрофы.

Даже то, что артистам постоянно жгло лицо, никого не насторожило.

— Помню, что пить невыносимо хотелось. Несколько солисток колонку с водой нашли. Даже раскрутили ее, чтобы воды попить. А нельзя же было. Но жажда такая... Кто-то яблоки ел, сады же шикарные там! — рассказывает Разбоева.

Маленькие сундучата

1990-е. Свиноводческий комплекс закрывается. Его работники, в том числе и участники «Московской сторонушки», вынуждены искать работу. Мужчины устраивались дальнобойщиками, женщины — продавцами на рынок.

— Вскоре всем не до «Московской сторонушки» стало, — вздыхает Татьяна Николаевна.

Для Татьяны Разбоевой и Вячеслава Урскова за десять лет коллектив стал делом жизни. Их будни уже привычно складывались из репетиций, выступлений, съемок... Если концерт у дочери, то Татьяна Николаевна готовила ей с собой в дорогу завтрак. Если у мужа — заранее гладила костюм. Да и сама всегда была наготове. Смириться с тем, что в один момент этого не станет, Татьяна Николаевна не могла. Может быть, еще и потому, что фамилия у нее такая задорная — разбойничья.

— Тогда я предложила участникам «Московской сторонушки» приводить своих детей, — продолжает она. — Сначала на занятия народной песней пришли человек 15. Дальше — больше. А потом в стенах ДК открылась музыкальная школа.

Так и сложился новый коллектив, который назвали «Кладец» (маленький клад. — «НО»). В ансамбле начали выступать ребята, которые заканчивали музыкальную школу. А растили артистов уже с раннего возраста, постепенно готовя войти в концертный состав фольклорного коллектива. Они задорно пели и танцевали. А народные инструменты в их руках будто оживали.

— Как нас только не называли. Однажды конферансье подошел ко мне перед концертом и сказал: «А вы у нас кто? «Маленькие сундучата?» — с улыбкой вспоминает Татьяна Николаевна.

Знал бы он, что эти «сундучата» будут с восторгом приняты в Италии, Мьянме, Болгарии, Испании, Румынии, Португалии...  На стендах культурного центра уже не помещаются фотографии с гастролей «Кладца». Вот, например, на одной — министр обороны Мьянмы вручает подарок Татьяне Разбоевой. А вот — коллектив стоит на одной сцене с президентом Мьянмы. Даже патриарх Кирилл, однажды приехав в Новофедоровское на освящение храма, признался: так его еще никто не встречал.

И «Московская сторонушка» сегодня продолжает петь. Самой старшей вокалистке скоро исполнится 80 лет!

— Но народная музыка, видимо, и правда хорошо себя чувствовать помогает, — улыбается Татьяна Разбоева. — На днях себя очень плохо чувствовала, а пришла на репетицию — и вдруг полегчало.

Новости партнеров