Понедельник, 21 мая 2018, 05:27
Ясно 11°

Судьбы наших ветеранов

Мария Николаевна и Михаил Иванович Ильины
Мария Николаевна и Михаил Иванович Ильины

Я не могу точно сказать, сколько ветеранов, тружеников тыла и обычных людей, заставших время Великой Отечественной войны, я видела. Некоторым из них лично пожимала руку и со многими общалась. Мне очень повезло - я встретилась с реальными героями, о которых буду рассказывать своим детям.

И в первую очередь, я расскажу им истории четырех людей, по-разному переживших по-настоящему страшное время, о которых нельзя молчать.

 

Стойкость духа и открытость, смелость и жизнерадостность

 

История первая

Мария Николаевна и Михаил Иванович Ильины. Когда-то она была малолетним узником, а он – тружеником тыла. Когда началась война, ей было 11, а ему 13. Я встретилась с ними у них дома, в поселении Внуковское.

Как вы жили до начала войны?
- Мой отец был инвалидом. В семье нас было семь детей, а я – самый старший. Жили плохо... Даже вспоминать не хочется. Но жили прямо на этом месте, - сказал Михаил Иванович.
- А я родом из Калужской области. Их было семь, а нас девять. До 1942-го года мы жили в нашем доме, а потом пришли немцы и мы попали в оккупацию. Пробыли там год и десять месяцев. Кто-то мог что-то в огороде сделать, кто-то в поле, в школу не ходили. А в 42-ом погнали моего отца, брата и двух братьев мамы. Последних двух застрелили. Один был плохо одет, а тогда был февраль, и, чтобы не замерз и не мучился, его убили. А второй был в шубе и валенках. Его раздели и тоже застрелили. Отец и брат дошли до Рославля. Там, в лагере, и умерли. В  43-ем году нас немцы погнали. Мы пробыли в лагере какое-то время и потом нас освободили наши солдаты. Ворота открыли и все побежали, куда глаза глядят. Мы пешком пошли в деревню. Пришли, а дома нет. Одни печки и трубы стоят. Мы жили в землянках, потом дом построили и до 48-го года в нем пробыли. А теперь из такой большой семьи осталась я одна, - рассказала Мария Николаевна.
Как все началось?
- Немцы проехали сначала на двух мотоциклах, а потом на машинах. Едут, песни поют, рукава засученные…  А вечером нас выгнали из нашего дома. Через несколько дней мы услышали выстрелы. Отец сразу сказал: «Это будет бой. Будет война». Навезли пушек, техники разной, стреляли, а к концу дня все закончилось. Потом немцы жили в наших домах и мы вместе с ними. Кого-то работать заставляли, но они нас не трогали. Единственное что было, так это когда женщина отказалась работать на огороде, ее плеткой побили и на шею повели доску с надписью «это будет с каждым», - вспомнила Мария Николаевна.
О чем думает человек, который живет в военное время?
- Я ни о чем не думала. В 12-13 лет все, чего я хотела, чтобы мать рядом находилась, и было что покушать, - сказала Мария Николаевна.
Михаил Иванович рассказал о том, что есть было нечего, и как тяжело было работать мальчишкам в подростковом возрасте.

На встрече с нами присутствовал Александр Гусев, глава поселения Внуковское. Он постоянно находился в диалоге с семьей Ильиных и рассказал о том, как жили его близкие в то время, об их судьбе и воспоминаниях.

- Когда немцы занимали ту часть Калужской области, о которой Вы рассказываете, боев практически не было, войск тоже, соответственно и больших потерь, поэтому они лояльно относились к жителям. Помимо немецких солдат, были батальоны, в которых состояли финны, поляки и другие народы.  У меня отца послали на торфяники в Шатуру. Он рассказывал, как в 17 лет там работал. А потом пошел в военное училище, - поделился он.

Он сказал, что в поселении осталось всего шесть ветеранов войны, которым за 90 лет.

Александр Гусев, глава поселения Внуковское, Мария Николаевна и Михаил Иванович Ильины
Александр Гусев, глава поселения Внуковское, Мария Николаевна и Михаил Иванович Ильины

 

В нашем разговоре Мария Николаевна повторяла фразу: «Не дай бог никому этого пережить! Даже врагам не пожелаешь ни за что. Жить так хорошо! Вот бы еще пожить подольше».

Как вы узнали о том, что война закончилась?
- Кто-то к нам приехал и сказал, что война кончилась. Ну, у нас взяли гармошки и играли до утра. Кто-то плакал от радости, кто-то плясал, кто-то пел, - вспомнила Мария Николаевна.

Как вы познакомились друг с другом?
- Я переехала в Москву и тут, у соседей, была сирень. Мы под ней всегда сидели вместе. Ну вот так сидели-сидели…  Ну, сколько ж можно сидеть? Вот и сошлись. Так вместе и живем уже больше 60-ти лет, - смеется Мария Николаевна...

 

История вторая

В этот момент я сразу вспомнила еще одно потрясающее знакомство. Побывала я в одном из пансионатов для ветеранов труда и встретилась там с Алевтиной Васильевной Зарубиной. Тогда, вдохновленная встречей, я написала об этом небольшой материал для институтской газеты:

Алевтина Васильевна Зарубина и корреспондент газеты «Новые округа» Яна Удовенко
Алевтина Васильевна Зарубина и корреспондент газеты «Новые округа» Яна Удовенко

«Я помню свой прошлый приезд в этот пансионат: та же сцена, то же чувство ответственности, не покидающее ни на минуты, те же добрые глаза тех же гостеприимных ветеранов. Я встретилась тогда с Алевтиной Васильевной и Аполлоном Григорьевичем  Зарубиными. Мы  вместе пили чай, беззаботно и легко общались, я слушала его истории о мужестве, стойкости, храбрости на войне, о чувствах к Алевтине, нынешней жизни и о том, как важна любовь в жизни человека. Я обещала приехать к ним еще раз и непременно пообщаться. Увы, его я так и не увидела. Они прожили вместе 65 лет. Теперь она осталась сидеть одна и ее глаза не горят, как тогда.

Когда приезжала в предыдущий раз, я невольно подсела к ним за столик. Китель Аполлона Григорьевича был полностью увешан медалями. Я спрашивала у него, за что он их получил, а он увлекательно рассказывал. Помню, что говорил о том, как застала его война. 16-летним мальчишкой он работал помощником машиниста поезда и во время очередной смены услышал то самое: «Внимание! Говорит Москва!». Его забросили из Бийска на 1-ый Украинский фронт в артиллерийские войска, оттуда на 2-ой, где он уже в 18 лет был командиром взвода, имел свою пушку и видел смерть своих товарищей. О том, как разделили его с братом-близнецом по разным фронтам и даже по разным ССР, вспоминал с сожалением. О том, что остался жив, - с радостью. Алевтину Васильевну тогда он представил очень гордо: «А это моя жена. Мы с ней 65 лет вместе». Она скромная, ухоженная, улыбчивая и приветливая. За долгие годы брака Алевтина Васильевна смогла сохранить уважение к мужу, любящий взгляд, умения слушать его – говорил он очень много и увлекательно - и покладистость. Она расскажет мне лишь потом, как всю жизнь шла за мужем: «Раз вышла замуж, так будь всегда за ним», - старалась быть понимающей и открытой. Аполлон Григорьевич, я помню, говорил о том, как сидел в окопе, настраивал прицел, вел огонь по немецким танкам, а вокруг гибли товарищи. Вспоминал, как воевал с венграми, румынами, убивал, но ненависти к фашистам не испытывал: «А что делать? – война». У него было много планов по работе своего военно-патриотического клуба и он очень любил свою жену.

С той встречи прошло полгода. Я приехала снова в этот пансионат и, неожиданно для меня, представитель администрации пансионата начала встречу с ветеранами с минуты молчания в память об Аполлоне Григорьевиче.  Я смотрела в глаза Алевтины Васильевны и ждала того момента, когда смогу подойти и напомнить ей о себе, о нашей тогдашней встрече. Но делать этого не пришлось – она ждала меня и помнила нашу первую встречу. Теперь я задавала ей совсем другие вопросы, смотрела в одинокие глаза, которые время от времени наполнялись слезами, как и мои, и бесконечно сопереживала ей. Она рассказала мне о том, что Аполлон Григорьевич прожил 90 лет счастливой жизни. Вспомнила, как они познакомились: «Я тогда совсем молодая была. После войны в клубе дискотека была. Я пришла, а там он был со своим братом-близнецом. Он подошел ко мне, представился. Я сразу заметила, что он на войне был – не по годам выглядел. А потом выяснилось, что мы с ним в одну школу еще до войны ходили, только не виделись ни разу, потому что я моложе его на 5 лет».

Рассказала мне о том, как ее муж воевал в Венгрии:

- Он один целую крепость отстоял, представляешь?! Все пушки побили, и осталась только его. Вот он и держал оборону, как мог. А потом его орденом Александра Невского наградили. Алевтина Васильевна рассказала мне о том, что у них с Аполлоном Григорьевичем есть сын и дочь, но внуков нет. Она долго говорила об их первой большой покупке – «Москвиче». О том, как растили дочь, как он по долгу службы всю жизнь ездил по городам, а она, как истинная жена военного, всегда была рядом: - Я даже в пансионат из-за него пришла. Муж как-то вернулся домой и предложил сюда переехать жить. Ну, я сначала не согласилась, а потом подумала и поняла: раз муж зовет, значит идти надо. Еще одно очень важное она сказала мне: «Его брат-близнец Геннадий умер в прошлом году, и Аполлон ушел следом». Она поделилась тем, что сейчас чувствует, и даже своим самым главным страхом – боязнь все забыть: «Возраст. Память уже не та». Она повторяла за мной некоторые слова, всматриваясь в глаза, вероятно, чтобы не забыть то, что я ей говорю, а потом рассказала о том, какой жизнерадостной нужно быть, терпеливой и внимательной к своему мужу.
В начале этого года они отпраздновали 65 лет семейной жизни. Железная свадьба. С этой очень важной датой их поздравил мэр Москвы Сергей Собянин. Он вручил им медаль «За любовь и верность», а в пансионате для них был организован целый праздник...»

Я не знаю, где сейчас Алевтина Васильевна, и как складывается ее судьба, но мне бы очень хотелось, чтобы она пожила подольше. А об их истории любви с Аполлоном Григорьевичем я обязана рассказать, потому что она помогает поверить в вечное, чистое и искреннее.

 

Ордена

В завершении встречи, Мария Николаевна рассказала об орденах, которые висели у нее на груди.
- Самая главная медаль – это «Непокоренные». Ее дают бывшим несовершеннолетним узникам. Остальные: «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», вот две по случаю разных годовщин Победы в Великой Отечественной войне, - поделилась она.
О самом важном Мария Николаевна и Михаил Иванович рассказали с гордостью:
- Мы дожили до внуков, правнуков и праправнуков.
- У нас теперь все хорошо. Только бы пожить теперь подольше, - добавила она.

Уходя, я сказала Марии Николаевне, что обязательно буду рассказывать о них своим детям.

Медали Марии Николаевны Ильиной: «Непокоренные», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и другие.
Медали Марии Николаевны Ильиной: «Непокоренные», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и другие.

Нам с вами очень повезло: мы можем видеть, а главное, говорить с людьми, благодаря которым мы существуем. Мы все – дети Победы. И каждое последующее поколение – тоже. Об этом никогда нельзя забывать, а молчать о тех историях, которые мы узнаем от ветеранов - преступление.
Только бы пожить нам всем и последующим поколениям в мире. Только бы не знать никому и никогда войны…

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Уцелевшее «Коломенское». Как выживал музей-заповедник в годы войны (Продолжение здесь)