Четверг, 29 октября 2020, 17:24
Пасмурно 8°

Опросы

Автор популярных книг для детей Самуил Маршак родился 3 ноября 1887 года. Писатель долгое время жил в Москве и даже был депутатом Московского городского Совета депутатов трудящихся. Вы знаете, в каком

Загрузка ... Загрузка ...
Цитата дня
— Ключевым фактором улучшения экологии в Москве стала транспортная политика города: в соответствии с актуальными теориями развития городской среды, в столице реализуется переход к «зеленой» мобильности.
— Ключевым фактором улучшения экологии в Москве стала транспортная политика города: в соответствии с актуальными теориями развития городской среды, в столице реализуется переход к «зеленой» мобильности.
Депутат Московской городской Думы Олег Артемьев
Инфографика
конкрус
12 сентября 2018 года. Рязановское. Пес Мишка — хранитель пещер. Фото: Роман Солдатов

Призраки каменоломни

12 сентября 2018 года. Рязановское. Пес Мишка — хранитель пещер. Фото: Роман Солдатов
12 сентября 2018 года. Рязановское. Пес Мишка — хранитель пещер. Фото: Роман Солдатов

Совсем недавно корреспондент «НО» пытался раскрыть тайны Наполеоновских курганов у де- ревни Рассказовка. Но необычных мест с мистическим флером в ТиНАО, как оказалось, немало. В этот раз на поиски привидений мы отправились в Девятовские каменоломни в поселении Рязановское.

Девятовские каменоломни, или Силикаты, — система естественных пещер общей протяженностью около 11,5 километра. Место это особенно популярно среди спелеологов. Вход представляет собой отверстие в земле с одной стороны и лаз со специальным спуском — с другой. В пещере обитают летучие мыши, которые частенько летают по тоннелям.

Казалось бы, «на бумаге» Силикаты — обычное туристическое место, которое и любителям пощекотать себе нервы покажется неприметным. Но мне не давала покоя история, на которую я наткнулся в сети, — о призраке солдата, который якобы обитает в пещерах.

Во времена Великой Отечественной войны каменоломни оборудовали под бомбоубежище. Но однажды случился обвал, и один советский солдат ценой собственной жизни спас всех, кто там находился.

Тело героя искали и его родные, и однополчане, но все тщетно. С тех самых пор призрак солдата бродит по пещерам, предупреждая туристов о неминуемой беде.

Миша, страж подземелья

«Силикаты» — гласила надпись, выведенная красной краской. Я включил фонарь и осмотрел вход в пещеры. За спиной зашуршала трава. Ко мне приближалась дворняга.

— Привет! А ты здесь откуда? — я потрепал дружелюбного пса за ухом и начал спуск в пещеру. Псина вдруг жалобно, словно отговаривала меня, заскулила.

— Тихо, малыш, — попытался я успокоить пса, хотя собственное спокойствие улетучилось мгновенно. Идея пойти са-мостоятельно уже казалась не такой уж и правильной. Но я же смелый! Но сделал два шага вперед — буквально оцепенел: казалось, что там, в холодном мраке, по стенам бегут тысячи жуков. Я замер… Вдалеке послышалось эхо шагов — медленных, тяжелых… Или и вправду просто послышалось? А снаружи не прекращала лаять собака. Я резко развернулся в сторону выхода и споткнулся о камень. Еле выбравшись на свет, сел прямо на землю.

— Нет, без гида сюда ни ногой, — все же сказал вслух сам себе.

Через несколько дней я вновь стоял у входа в Силикаты — правда, с другой стороны и уже не один, а в компании гида и опытных исследователей.

— Девятовской системе каменоломен уже много лет, — начал рассказывать во время сборов гид Марат Бародский. — Ее освоение началось в 60-х годах XIX века.

Но после Великой Отечественной войны она была заброшена.

— Не из-за призрака солдата? — нетерпеливо спросил я.

— Вполне возможно, — усмехнулся он. — Почти у каждой пещеры или памятника в России есть мистическая история. Девятовские каменоломни не исключение.

Одевшись потеплее и набрав все необходимое для путешествия снаряжение, мы подошли к спуску в бомбоубежище — тоннель с лестницей.

Но Марат остановил всех и попросил подождать. Из чащи леса выбежал мой старый знакомый — тот самый пес.

— Это Миша. Если он будет скулить, то придется нашу экскурсию отменить, — неожиданно серьезно сказал гид. Пес поприветствовал нас и «дал добро» на путешествие.

Добро пожаловать в Силикаты Внизу от пронизывающего ледяного ветра, гуляющего под каменными сводами, не спасали даже зимняя куртка и термобелье.

Бродить по Девятовским пещерам, как выяснилось, занятие не для слабонервных. Фото: SHUTTERSTOCK
Да и призрака, который не сулит ничего хорошего, увидеть не хочется. Фото: Роман Солдатов

Факт

Именно с Девятовских пещер, или Силикатов, началось освоение спелеологами подмосковных каменоломен в 60-х годах. По словам специалистов, в начале XIX века здесь добывался «белый камень».

— И часто Миша решает, будет ли спуск или нет? — спрашиваю я.

— Всегда. Собаки чувствуют надвигающиеся оползни и катастрофы, а в пещерах, сами понимаете, это не редкость, — объяснил Марат и включил освещение, запустив генератор. Оказалось, что пещера буквально испещрена надписями, символами и надколами — словно ранами на камнях. Участники включили фонари, еще раз проверили снаряжение.

— Дорога займет от шести до восьми часов с учетом привалов, — морально подготовил нас Марат. — Пройдем почти 12 километров. Ну, вперед! От странных звуков, доносящихся из тоннеля, становилось не по себе. То ли ветер шумит, то ли какие-то мелкие животные, местные обитатели, копошатся в своих норах... А может, это мы своим вторжением растревожили кого-то, кто мирно спал, но теперь проснулся и шепчет, идет следом, наблюдает за нами из густой черноты холодного коридора... По спине начинали бегать мурашки и верилось во все легенды сразу.

Наша первая остановка — «Геркулесовы столбы». Здесь расположились огромные колонны природного происхождения.

Во многом за счет них потолок и не обвалился за столько лет. Пока я осматривал колонны, появилось стойкое ощущение, что из дальней части комнаты кто-то смотрит на меня. Направил фонарь, надеясь удостовериться: померещилось, но, как по закону подлости, в этот момент он погас. Я слегка ударил по нему.

Свет вновь зажегся. Никого. Но и взгляд на себе я к тому моменту уже не чувствовал. Что это было? Солдат? Разыгравшаяся фантазия? Группа уже двинулась вперед. Отставать нельзя. И снова те самые звуки… Шаги.

Я старался не оборачиваться.

— Скажите, а вы видели призраков в пещере? — полюбопытствовал я у гида.

— Я 12 лет уже занимаюсь спелеологией, и за эти годы всякое повидал, — спокойно ответил Марат. — Но увидеть призрака солдата — плохой знак. По легенде, он показывается только перед тем, как случится что-то плохое.

Бродить по Девятовским пещерам, как выяснилось, занятие не для слабонервных. Фото: SHUTTERSTOCK
Бродить по Девятовским пещерам, как выяснилось, занятие не для слабонервных. Фото: SHUTTERSTOCK

Всем упасть на землю!

Мы вошли в огромное помещение с высоким потолком. Оно выглядело как гробница, у стен пещеры стояли огромные плиты. Неужели здесь кто-то захоронен? О таком меня никто не предупреждал.

— Это «Гробница». Плиты, как вы смогли догадаться, искусственные, — рассказал Марат. — Правда, кто и зачем их делал — до сих пор не ясно. Но именно здесь мы остановимся на привал.

Я начал осматривать плиты в попытках найти хоть какую-нибудь надпись, чтобы понять, зачем они. В конце концов, трапеза рядом с древними захоронениями — занятие не самое приятное.

— Может, пройдем чуть дальше? — Да вы что? Мы и так идем уже три часа.

Я с недоумением посмотрел на часы.

— Да. Под землей время течет совсем по-другому. Но если не отдохнем сейчас, то свалимся от усталости.

Пока мы ели, я решил еще раз проверить время. Меня ждал неприятный сюрприз — часы остановились, хотя были совсем новые. Фонарь опять начал барахлить. Но на этот раз у всей группы.

Марат встал, чтобы убрать мусор, но тут же отключились настенные фонари, которые работают от генератора на входе в пещеры. В воздухе на миг повисла гробовая тишина.

— Всем упасть на землю! — крикнул гид.

Над нами пролетела стая летучих мышей.

Путь сквозь мрак

Дорога дальше казалась бесконечной.

Мы шли медленно, и тут меня кто-то коснулся. Я резко обернулся, но никого не было.

...Оказалось, что я простоял так пару минут. Все это время группа шла вперед.

— Вот тебе и приехал, — прошептал я.

Я ориентировался по эху удаляющихся шагов спутников. Но зашел в тупик.

По телу начал разливаться панический ужас. Бежать! Как я не ударился головой о торчащие камни — до сих пор не понимаю. Но везению пришел конец. Я споткнулся, не удержался на ногах и со всего разбегу полетел в черноту. В нескольких метрах от меня с жалобным треском разбился фонарь...

Да и призрака, который не сулит ничего хорошего, увидеть не хочется. Фото: Роман Солдатов
Бродить по Девятовским пещерам, как выяснилось, занятие не для слабонервных. Фото: SHUTTERSTOCK

Мужская интуиция

Меня привел в чувство свет.

— Куда же вы пропали? И фонарь разбили. Я искал вас около часа, — сказал гид. — Сотрясения вроде нет.

Мы прошли несколько комнат. Голова кружилась. Я не понимал, где и сколько времени я просидел без света.

— Как вы нашли меня? — Собака скулила. Она стояла ровно там, где вы остались. Только на поверхности.

Мы подошли к тому самому лазу, где я был во время своего первого, неудачного знакомства с Девятовскими пещерами. Обернулся назад... и увидел силуэт в военной форме...

— Не стоит задерживаться, — поторопил гид.

Мы дошли до станции Силикатная, где попрощались друг с другом. Марат повернулся ко мне и сказал, что впервые чуть не потерял участника экспедиции.

— Хотите верьте, хотите нет, но я, кажется, видел там чей-то силуэт… — признался я. — Неужели легенда о солдате — не просто байка, чтобы народ попугать? Марат внимательно посмотрел на меня.

Ни намека на усмешку в его взгляде не читалось.

— Знаете, лучше доверяйте интуиции, — посоветовал он. — Кто знает, чем эта история могла закончиться. Легенды тоже берутся не из пустоты. Солдат, которого вы могли видеть, когда-то спас многих людей. Получается, что и вас тоже.

P. S. Я долго думал о Девятовских пещерах и их хранителе. Пожалуй, некоторые тайны должны оставаться неразгаданными. Главное, чему я научился, — это обращать внимание на знаки, которые посылает судьба.

Новости партнеров