Последний лабаз браконьера

Автор: Светлана Гаврилова

 

В лесу в районе деревни Акулово сотрудники Департамента природопользования и охраны окружающий среды Москвы обнаружили лабаз, который браконьеры используют для охоты на диких животных. Напомним: стрелять на территории города запрещено. «Новые округа» вместе с Департаментом природопользования разыскали браконьерские засады.

Основательную «засидку» браконьеров долго искать не пришлось. Километр в лес от деревни Акулово — и вот она: между елями приколочены ступени. На высоте метров шести — деревянная площадка со скамейкой, на которой браконьеры обычно поджидают зверя. Для лучшего обзора по периметру они еще вырубили несколько лип. Недалеко стоят и кормушки с овсом, прикрытые лапником, чтобы птицы не поедали зерно. Кабан-то его найдет и так — по запаху.

— Сделано капитально. Видно, что оборудовали профессиональные охотники, — сделал вывод главный эксперт отдела воспроизводства и сохранения фауны Дирекции по реализации проектов в области экологии и лесоводства Департамента природопользования и охраны окружающей среды Москвы Владимир Марченков.

Он рассказал, что с начала года — это уже третий лабаз, обнаруженный на территории Новой Москвы. Такие «следы браконьеров» периодически находят во время обследования территории, проведения подкормки животных. Но поймать хоть одного браконьера еще не удалось.

Не было обнаружено в последнее время и явных следов браконьерства — пятен крови, останков подстреленных животных. Марченков уверен: людей останавливает серьезная ответственность за охоту в черте города. Хотя отчаянные головы все равно иногда встречаются. До присоединения территорий к Москве здесь было несколько охотхозяйств, где охота была разреше на, в определенное время и разрешенными способами и орудиями. Охотились в основном на кабана, лося, косулю.

Браконьеры были и тогда, но ловили их при помощи егерей, рассказывает исполнительный директор Подольского общества охотников и рыболовов Ян Мищенко.

— Подольское охотхозяйство организовывало охоту на большей части территории, которая вошла в состав Москвы, — рассказал Мищенко «Новым округам». — Тогда было восемь егерей.

Полномочий на задержание и досмотр нелегальных охотников они не имели, зато постоянно находились на территории и знали лес как свои пять пальцев.

О подозрительном егеря сообщали полиции, вместе с ними ходили в рейды.



Новости СМИ2