Вторник, 22 октября 2019, 12:13
Пасмурно 9°

Опрос

27 октября отмечают Всемирный день аудиовизуального наследия. К нему относятся фильмы, радио– и телевизионные программы, аудио– и видеозаписи. А какую информацию вы бы хотели сохранить для потомков?

Загрузка ... Загрузка ...
Цитата дня
— Сейчас мы молоды, снимаемся много. Потом проходит время, уходят роли. Мы все-таки не оперный театр, когда можно играть Ромео в семьдесят. В драматическом театре не так много персонажей, которых можно сыграть в зрелом возрасте. Я подумал и заказал пьесу — специально для актрис нашего старшего поколения — для всех.
— Сейчас мы молоды, снимаемся много. Потом проходит время, уходят роли. Мы все-таки не оперный театр, когда можно играть Ромео в семьдесят. В драматическом театре не так много персонажей, которых можно сыграть в зрелом возрасте. Я подумал и заказал пьесу — специально для актрис нашего старшего поколения — для всех.
Сергей Безруков, советский и российский актер.
10 августа 2018 года. Мосрентген. Центр по проведению спецопераций особого риска «Лидер». Майор Дмитрий Краус демонстрирует гранату и мину, которые обезвредили саперы этим летом. Фото: Владимир Смоляков

Опасная работа на полях

10 августа 2018 года. Мосрентген. Центр по проведению спецопераций особого риска «Лидер». Майор Дмитрий Краус демонстрирует гранату и мину, которые обезвредили саперы этим летом. Фото: Владимир Смоляков
10 августа 2018 года. Мосрентген. Центр по проведению спецопераций особого риска «Лидер». Майор Дмитрий Краус демонстрирует гранату и мину, которые обезвредили саперы этим летом. Фото: Владимир Смоляков.

Саперы Центра по проведению специальных операций особого риска «Лидер» МЧС России на днях разминировали очередной взрывоопасный предмет в ТиНАО. На этот раз вызов пришел из Краснопахорского, где обнаружили 76-миллиметровый снаряд времен Великой Отечественной войны.

Опасный предмет обнаружили не минно-разыскные собаки «Лидера», а жители Красной Пахры. Из деревни Софьино незамедлительно вызвали саперов МЧС — находка лежала в ста метрах от домов.

Снаряд был ржавым и явно не мог взорваться самостоятельно. Саперы поместили его в специальный противоосколочный бокс и вывезли для уничтожения.

Александр Коровушкин, начальник отдела пиротехнических работ, показал «НО» учебный зал саперов «Лидера». Здесь по стенам развешана информация о всевозможных видах и способах проведения работ по разминированию с нормативами и инструкциями. Всякий пиротехник знает: то, что «сапер ошибается всего раз», — не присказка, а памятка.

— У нас здесь собрано большинство взрывоопасных предметов, которые в основном сами изъяли, но они обезврежены, — пояснил Дмитрий Краус, майор МЧС. — Авиационные бомбы обезвреженные тоже есть, но они на улице. Мы это все зачистили от взрывоопасных веществ, удалили детонаторы, сделали подходящими для подготовки специалистов. Все это собрано в Осетии, Сербии, Керчи, Чечне. Ряд предметов мы находили и в Новой Москве. Обследованием этих территорий, где, как известно, проходила линия обороны Москвы во время Великой Отечественной, центр планомерно занимается с 2015 года.

В Новой Москве чаще всего встречаются минометные мины разных калибров, всевозможные гранаты, включая немецкие «колотушки» М-24. Очень много наших гранат, находили пустые бутыли от зажигательной смеси. В Новой Москве саперы часто до сих пор находят с помощью приборов немецкие противопехотные и противотанковые мины. Причем иногда сразу небольшим складом — до 15 штук в снаряженном виде.

— В случае резкого нажатия они могли бы сработать, — пояснил Дмитрий Краус. — Некоторые гранаты и мины — из схронов, сделанных в лесах и на полях Подмосковья уже не узнаешь кем. То ли колхозниками, то ли уверенными в своем возвращении немцами в ходе наступательной Московской операции. Эти боеприпасы обычно лежат на глубине 60–70 сантиметров.

Собранные в «коллекции» пиротехников снаряды приехали из всех географических точек, где с 1995 года приходилось бывать сотрудникам «Лидера». В том числе — артснаряды 205 мм из Керченской крепости, где и сейчас осталась масса неразорвавшихся боеприпасов в знаменитых Аджимушкайских катакомбах.

— Там еще очень много осталось, чистить и чистить, — говорит Дмитрий.

Капитан Виктор Душаков показывает, как происходит разминирование. Фото: Владимир Смоляков
Капитан Виктор Душаков показывает, как происходит разминирование. Фото: Владимир Смоляков

Офицер МЧС рассказал «НО» о технологии и порядке работ по разминированию.

— У нас есть отдел с робототехническими комплексами, которые обрабатывают территорию в Новой Москве. Они в основном снимают поверхностный слой травы, бурьяна на участке, как плуг. Разгребают камни и кирпичи там, где после пройдут пиротехнические специалисты с ручными приборами-металлоискателями, — поясняет Краус. — Саперы проходят со щупами и приборами так называемые «боксы» 50 на 50 метров, отграниченные веревками. Если прибор дает звук, а собака подтверждает наличие взрывоопасного вещества, начинаем осторожно раскапывать. В зависимости от размера, сложности, характера местности принимается решение — взрывать предмет на месте или вывозить. В Новой Москве — действуем по ситуации. Собственно, главное отличие в том, что за 70 лет предметы либо потеряли способность детонировать, либо ушли глубоко под землю.

СПРАВКА 

За 24 года личный состав центра «Лидер» провел более двух тысяч спасательных, гуманитарных и спецопераций. Были спасены более пяти тысяч человек. Из районов ЧС эвакуированы более трех тысяч человек. Обезврежено и уничтожено свыше ста тысяч взрывоопасных предметов.

Новости партнеров