Михаил Ножкин: «Последний бой» - это жизненный вопль

Автор: Анна Никульникова 0 792

ножкин

Каждый день в мире рождаются тысячи песен. Одни получаются пустыми и  блеклыми и уходят в небытие почти сразу, а другие глубоко западают в душу и становятся частью памяти целых поколений. Автором такой песни стал народный артист, писатель, поэт и музыкант Михаил Ножкин. «Последний бой» достойно украсила киноэпопею о Великой Отечественной войне «Освобождение» Юрия Озерова.

«Последний бой – он трудный самый» – многие помнят эти слова еще со школьной скамьи. И что интересно, в детстве мало кто задумывается над текстами, которые заставляют зубрить учителя. Просто поешь, что требуется. И только по прошествии лет, внезапно перечитывая знакомые слова, вдруг становится страшно от строчек «Четвертый год нам нет житья от этих фрицев. Четвертый год соленый пот и кровь рекой», и почему-то к горлу подкатывает ком от такой простой, искренней «Я так давно не видел маму!»…

Песне «Последний бой» уже так много лет, но столько людей ее до сих пор помнят. Расскажите, пожалуйста, об истории ее создания.

– Меня попросили написать песню создатели фильма. У нас и регистрат Берлина нас предупредил, что если хотим застать развалины военного времени, нужно снимать все пять серий сразу, потому что с осени Александерплац (центральная площадь Берлина – прим. авт.) начнут ремонтировать. Так вот все развалины, которые есть в фильме, это настоящие руины после войны.

И очень важно, что все создатели фильма – фронтовики. Юрий Бондарев – знаменитый писатель, сталинградский герой. Игорь Слабневич был танкистом, он в Сталинграде из противотанкового ружья подбивал танки. Юрий Озеров – майор-артиллерист. Александр Мягков – художник, в пехоте прополз до Берлина. Поэтому когда в фильме показывали горящие танки, выпрыгивающих оттуда солдат, рукопашные бои, лужи, грязь – все это было лично прочувствованно создателями, они все прошли через войну.

Тогда я задумался – для такого масштабного фильма нужна особенная песня, песня о войне. И я ее написал. Как потом говорили люди из госпиталя, она была для них, как хлеб. Тогда ведь все даже курить начали, чтобы притупить голод. Песня всех объединяла, мысленно возвращала к семье, к родине, к детям и мирной жизни. Она была, как эмоциональный заряд, обмен энергетикой и возможность отключиться от осатанелого ощущения, что в любой момент тебя могут поднять в атаку.

 В вашей песне очень сильные строчки. Тяжело ли вам далось их написание?

– Далось легко. Я написал три варианта песни. Третий сделал особенно быстро, я просто мысленно переместился в то состояние, когда был мальчишкой в палате госпиталя. Вспомнил, о чем говорили солдаты, что их волновало, и написал за один вечер об этом песню «Последний бой». Та атмосфера продиктовала мне все сама. Это был жизненный вопль.

 Как вы думаете, почему песни способны так влиять на людей и помогают пережить даже самые страшные события?

– На войне звучали разные песни. Это необходимость, традиция. Она помогает всем сплотиться. Люди всегда пели в деревнях и селах. Это составляющая часть нашей духовной культуры. Вот что такое хор? Это была великая школа жизни: громче не пой – ты всем мешаешь, но и тише не пой – тебя никто не услышит. Значит, ты пой так, чтобы найти свое место в хоре. В семейном, в большом. Это наука, по которой потом находишь место в жизни. По росту, по таланту. Целая философия, я только недавно это понял.

 А как вы относитесь к тому, что дети в школах поют вашу песню, но в силу возраста могут не понимать ее значения?

– Отношусь нормально, в таком возрасте дети все равно должны знать исторические факты.

 Вы написали песню на века. А какие композиции любите вы сами?

– Осмысленные. Чтобы там была мысль, а потом уже музыкальные обработки. Сейчас в песнях есть что угодно, кроме мысли. Ужасные даже не стихи, не тексты, а, как говорят их авторы, текстЫ. Это абсолютная безграмотность, бездумность и бесталанность. Я бы сказал современной попсе: «Вы издайте книгой самые популярные песни, как говорят не по-русски, хиты за последние 25 лет. А потом почитайте, какую хреновину вы поете».

Я как-то поспорил с одним композитором и написал три мелодии на одно стихотворение за два часа. Потому что важнее стихи, в них вся архитектура. Есть мысль, форма. Если закончена мысль, то все готово. Русский язык самый певучий. Почитай спокойно текст три-пять раз и мелодия родится сама.



Новости СМИ2