Суббота, 19 октября 2019, 17:17
Ясно 13°

Опрос

Национальный день босса отмечают 16 октября во всем мире. А как вы относитесь к своему начальству?

Загрузка ... Загрузка ...
Цитата дня
— Сейчас мы молоды, снимаемся много. Потом проходит время, уходят роли. Мы все-таки не оперный театр, когда можно играть Ромео в семьдесят. В драматическом театре не так много персонажей, которых можно сыграть в зрелом возрасте. Я подумал и заказал пьесу — специально для актрис нашего старшего поколения — для всех.
— Сейчас мы молоды, снимаемся много. Потом проходит время, уходят роли. Мы все-таки не оперный театр, когда можно играть Ромео в семьдесят. В драматическом театре не так много персонажей, которых можно сыграть в зрелом возрасте. Я подумал и заказал пьесу — специально для актрис нашего старшего поколения — для всех.
Сергей Безруков, советский и российский актер.
Композитор Максим Дунаевский готовит для москвичей премьеры. Фото: Кирилл Калинников, РИА Новости

Максим Дунаевский: Сегодня некому снимать хорошее кино

Композитор Максим Дунаевский готовит для москвичей премьеры. Фото: Кирилл Калинников, РИА Новости
Композитор Максим Дунаевский готовит для москвичей премьеры. Фото: Кирилл Калинников, РИА Новости

15 января народный артист России, композитор Максим Дунаевский отметил свой день рождения. «НО» поздравили именинника и узнали, что помогает ему творить, любить и радоваться жизни.

Максим Исаакович, как отпраздновали день рождения?

—  Признаюсь честно: праздновать его я не люблю. Точнее, не очень люблю. Вечерком с самыми близкими друзьями посидели в ресторанчике, пообщались — вот и все празднование. Работы много, и не хочется тратить время на застолья. В следующем году будет юбилей, и тогда уже — придется.

Какими премьерами нас порадуете?

— Для москвичей у меня два музыкальных спектакля: «Белая карта» в Театре Российской армии и «Сервиз ее величества императрицы» в Московском театре оперетты. В Театре Армии мюзикл будет с элементами 3D, и он — о дерзких первооткрывателях. А наша оперетта сама предложила мне написать музыку к пьесе Трифонова и Иванова «Сервиз ее величества императрицы». Где они отыскали эту пьесу — ума не приложу. Но спектакль получается, на мой взгляд, интересный.

Откуда у вас столько энергии?

— Я всегда был жизнерадостным человеком. Главная установка: никогда не терять присутствия духа. Грусть хороша в очень малых дозах. По большому счету, я владею и своим настроением, и своей жизнью. Оптимизм мне достался от отца. Папа говорил, что нужно всегда улыбаться и на вопрос: «Как дела?» — отвечать: «Прекрасно!». На собственном примере я убедился, что это своего рода самовнушение, благодаря которому оптимизма прибавляется.

Сегодня вы успешно внедряете американский жанр «мюзикл» в российскую музыкальную жизнь. Еще несколько лет назад считалось, что мюзиклы чужды России и у нас никогда не будет так, как на Бродвее. Вам удалось оспорить это утверждение...

— А опера, которая родилась в Италии, тоже не наша? И балет не наш? Русские доказали, что замечательно справляются и с оперой, и с балетом, и с опереттой. Просто мюзикл — куда более молодой жанр, возникший в 1920-е годы в Америке. Кстати, мой отец умело воспользовался возникновением мюзикла, и тут же написал свои произведения, благодаря которым прославился. Правда, потом традиция мюзикла была прервана, а возродилась с бродвейскими спектаклями. Только у нас своего Бродвея нет, и никогда не будет. Нет такой улицы, на которой расположены 50 театров, — по факту нет. Возможно, с годами все изменится? В Англии, при правлении Маргарет Тэтчер, было прекращено финансирование сотни театров. Многие из них в попытке выжить переключились на мюзиклы, и Лондон стал столицей мирового мюзикла. Если у нас однажды произойдет нечто подобное, когда театры перейдут на «вольные хлеба», убежден, что большинство из них начнет ставить мюзиклы.

Не секрет, что многие творцы высшим из всех искусств считают музыку. В спор не вступите?

— Для меня большей тайной, магией обладает слово: литература, поэзия. Поэтому мне так горько осознавать, что сегодня литература никому не нужна. В юности я зачитывался романами — нередко скучными, как произведения Теодора Драйзера, Шарлоты Бронте, Теккерея... Но я представлял героев, размышлял о них, играл в них. Благодаря этому литературному миру, который я для себя открыл, у меня была очень интересная, насыщенная, яркая жизнь. А сегодня дети лишены этого мира. Сериалы по телевизору, которые они смотрят, настолько глупые и бездарные, что заменить мир литературы просто не способны. Дети растут с бедным воображением, с отсутствием фантазий, мечтаний… Они так прикованы к земле, что, увы, вряд ли когда-либо взлетят.

А музыку к фильмам сейчас пишете?

— Сегодня у нас с кинематографом взаимная нелюбовь — я его ругаю, а он меня не зовет. Очень грустно смотреть фильмы, которые выходят на российский экран. Настолько в своем желании подражать, имитировать, повторяться наш кинематограф опустился, что, боюсь, мы его потеряли. Отдельные всплески типа «Левиафана» Андрея Звягинцева — не в счет. Ибо вряд ли «Левиафан» станет любимым фильмом миллионов, как это было с советскими картинами.

Максим Исаакович, ваша музыка подарила нам чудо… Люди после премьер наизусть знали ваши песни из «Трех мушкетеров», «Карнавала» и были счастливы, дружны, влюблены...

— Спасибо. До сих пор люди благодарят за фильмы «Мэри Поппинс, до свидания!», «Три мушкетера», «Трест, который лопнул» и спрашивают: «А сегодня почему нет таких картин и такой музыки? Где они?» На мой взгляд, их некому снимать, некому придумывать… Все разговоры, что якобы нет денег, — ерунда. Раньше тоже деньги были крошечные, но фильмы снимали замечательные. А сейчас бюджеты — нешуточные, а «кина — нет».

СПРАВКА

Помимо творчества, Максим Дунаевский активно занимается общественной деятельностью и благотворительностью. Он является президентом Благотворительного культурного фонда имени Исаака Дунаевского и заместителем председателя Гильдии профессиональных композиторов.

Новости партнеров