Людвиг ищет наследника трона

Автор: Светлана Гаврилова 0 749
28 июня 2016 года. Щапово. Краснодеревщик Людвиг Афанасьев на деревянном троне, который он сделал сам.
28 июня 2016 года. Щапово. Краснодеревщик Людвиг Афанасьев на деревянном троне, который он сделал сам.

Зайдя в дом Людвига Афанасьева в Щапове, сразу понимаешь, чем этот обаятельный седой мужчина занимается. Резные барельефы над входом, витиеватые деревянные полочки, выпуклые орнаменты в стиле барокко на дверях — все это придумано и сделано Афанасьевым. Но главный его шедевр накрыт огромным текстильным чехлом. Когда краснодеревщик сбрасывает покров, невольно вырывается возглас удивления.

Да это же настоящий трон! Деревянный, метра полтора в высоту, с резными ножками, трон состоит из 8 тысяч деталей.

— В 2007 году мой сын работал у одного предпринимателя, и пригласил его домой. Он долго восхищался моими деревянными изделиями, а потом говорит: сделай и мне что-нибудь, — рассказывает Людвиг Сергеевич.

Кстати, необычное имя дал ему отец-гармонист, ценитель Бетховена.

А мастер тогда уже года два вынашивал идею о троне.

Вот и предложил предпринимателю. Тот согласился.

В мастерской, под которую Людвиг в начале 2000-х переоборудовал гараж, мастер проводил дни напролет. На создание трона ушло 11 месяцев.

— Я был воодушевлен. Ни о чем другом и думать не мог. Заказчик иногда заходил, ему все нравилось.

Но не успел я закончить работу, как заказчика определили на другое кресло, казенное, то есть  в тюрьму, — вздыхает Афанасьев.

Так трон остался у Людвига дома. Как-то знакомый краснодеревщик пригласил к мастеру специалистов из Академии художеств. Эксперты подивились, настолько искусно мастер смог сочетать разные породы дерева: ясень, бук, березу, ольху, липу. Специалисты признали трон Афанасьева произведением высшего художественного достоинства и оценили в полмиллиона рублей.

Кстати, учиться ремеслу мастер начал по книгам уже в преклонном возрасте. А до этого получил разные специальности: штурмансудоводитель, капитан теплохода, судовой механик, инженер-конструктор. Но теперь его киоты и подсвечники украшают храм в Щапове, есть его изделия и в местном органном зале. А вот продавать Афанасьев так и не научился. Возможно, поэтому трон до сих пор стоит дома у мастера, а не какой-нибудь «царской особы».

— Я творец, а не менеджер, — гордо говорит мастер, но все же надеется, что на его трон найдется «наследник».



Новости СМИ2