Любовницы писателей: 5 женщин, изменивших литературу

Автор: Юлия Воронина

ma

Ко Всемирному дню писателя и в преддверии 8 марта мы решили вспомнить тех, кто вдохновлял известных литераторов и был сопричастен к их творчеству – любимых женщин великих авторов.

1. Или – или: Регина Ольсен

re

История датского писателя Серена Кьеркегора и Регины Ольсен стала почти легендой о любви на всю жизнь. Четырнадцатилетняя на момент их встречи Регина сделала Кьеркегора тем, кем он стал – всемирно известным философом. Отношения с Ольсен он описывал в двухтомнике «Или – или», первая часть которого называется «Дневник обольстителя». Поначалу философ упивался ощущением и эстетикой того, как можно утолить свои амбиции, манипулируя чувствами девушки. Однако ситуация необратимо повернулась для Серена: он безоглядно влюбился в Регину. Когда девушке исполнилось 17, они помолвились. Уже на следующий день в метафизических муках Кьеркегор осознал, что совершил ошибку. Он расторг помолвку, сбежал в Берлин, но все его работы философа свидетельствуют о том, что до конца жизни он любил Регину. Рациональных объяснений этому поступку нет, но Кьеркегор писал: «Что такое для человека его Исаак, решает он сам». Через несколько лет после мучительного разрыва с теологом Регина вышла замуж за своего учителя Фрица Шлегеля. Кьеркегор узнал о свадьбе из газет и написал супругу возлюбленной: «В этой жизни она будет принадлежать вам. В историю она войдет рядом со мною».

2.И в пролет не брошусь: Лиля Брик

dsc03976

Она попеременно устраивала то непредсказуемые аттракционы чувственности, то непревзойденный персональный ад для поэта Владимира Маяковского. Лиля Брик, в девичестве – Каган, «Лилечка». Наполовину рижанка, наполовину еврейка, студентка МАРХИ, немного балерина. Ей приписывают связь с Федором Шаляпиным, роман с учителем словесности и аборт от него же, после которого у Лили уже никогда не будет детей. Любовь к мужу – Осипу Брику, которого она встретила в 13 лет, была, казалось, единственным проверенным чувством стихийной Лили. Вот почему после знакомства с Маяковским ей пришло в голову поселиться втроем. В моменты близости супругов Маяковского запирали на кухне: он «плакал, царапался, просился» к участникам событий. Поэт пробовал разорвать больные отношения, но вновь возвращался к Лиличке даже уже после брака с Татьяной Яковлевой. После гибели Маяковского и Осипа Брика, в 1937 году возлюбленная поэта попала в списки приговоренных к расстрелу, но была помилована Сталиным. Вычеркивая имя Брик собственноручно, он сказал: «Не будем трогать жену Маяковского!».

3.Темные аллеи: Вера Бунина

nina

Тепло, семейное счастье и заботу Ивану Бунину смогла подарить только его жена —  Вера Бунина, с которой он познакомился в свои 36 лет. С виду сдержанная и отстраненная Вера оказалась нежной и чуткой супругой, вместе они путешествовали, бежали в Одессу, а затем эмигирировали во Францию. В последствии Вера смогла не только в лучших традициях серебряного века  принять в своем доме новую любовь Бунина – Галину Кузнецову, но и подружиться с соперницей. Однако, через некоторое время Галина ушла от Бунина к Марго Стеш, что стало ударом для писателя, а затем любовницы еще на восемь лет поселились в доме Буниных. Только после этого в отношения Веры и Ивана Бунина вернулись  спокойствие, понимание и любовь. Они бывали радостны и несчастны, испытывали страсть, подавленность, видели  всеобщее признание, бедствовали и все это в разных комбинациях, одновременно, но до самой смерти Бунина они были вместе и никакие обстоятельства не смогли этого изменить.

4.Ночь нежна: Зельда Фицджеральд

ze

Королева эпохи  джаза с цыганским именем, первая селебрити и несостоявшаяся художница – Зельда Сейр. Шестой ребенок в семье, она была представительницей золотой молодежи, не умела вести хозяйство и катастрофически не хотела двух вещей: работать и стареть. Она хотела праздника. Фрэнсис Фицджеральд, не имевший за душой ничего, ради свадьбы с Зельдой устроился работать в рекламное агентство при городской железной дороге, в то время как красотка крутила романы с другими мужчинами и купалась абсолютно голой в бассейне на вечеринках. Они ревновали друг друга к мужчинам, женщинам, славе. Уже после женитьбы Фрэнсис спросил разрешения выразить свое восхищение Айседоре Дункан, оказавшейся за соседним столиком. Зельда позволила сделать это и тут же невозмутимо бросилась  с лестницы: собравшиеся подумали, что она сломала позвоночник, но женщина лишь ушиблась. Фицджеральд не давал супруге заниматься живописью. Зельда в отместку ежедневно поила  зависимого от алкоголя  мужа, прежде чем он успевал сесть за новый рассказ, за что ее особенно не любил Хэмингуэй. Он называл ее «хитрой кошкой с пустыми глазами». Фрэнсис и Зельда не могли быть вместе, но Фицджеральд спас жену, когда она пыталась покончить с собой, расставшись с французским летчиком. Он также был рядом, когда Зельда начала слышать голоса, но потом встретил другую и продолжил убивать себя алкоголем, а Зельда скончалась в клинике для душевнобольных во время пожара.

5.Путь к простоте: Милена Есенская

Milena_Jesenská

— Ты – моя, даже если я тебя никогда не увижу, — писал Франц Кафка чешской журналистке Милене Есенской, с которой его связывала огромная близость, ровно пять дней встречи и 134 письма. Милена к моменту знакомства с Кафкой уже успела провести три четверти года в клинике для душевнобольных, куда ее поместил отец, чтобы девушка не смогла встречаться со своим будущим мужем —  салонным философом Эрнстом Поллаком. Поллак был старше ее на десять лет, хрупкая и решительная Милена находила способ сбегать к нему из сумасшедшего дома. Из нежных «Писем к Милене» и от нее становилось понятно: никто так хорошо не чувствует и не знает Кафку как эта женщина, писатель, в свою очередь, сделает все возможное, чтобы она ушла от мужа. Но несмотря на четыре дня абсолютного счастья в Вене, Милена не находит в себе сил разорвать брак и покинуть Австрию, Кафка пишет: «Получается, что каждый из нас живет в супружестве. Ты в Вене, а я со своими страхами в Праге. И мы оба тщетно пытаемся порвать эти узы».  Позже Милена родит дочь, перенесет несколько операций, будет зависима от морфия, достигнет невероятных высот в журналистике, у нее даже будут другие любовники, но до самой смерти в немецком концентрационном лагере она будет убеждать всех в том, что «весь мир и все люди, больны», а Кафка – «единственно здоровый, верно чувствующий и единственно чистый человек».