Каждую елочную игрушку из детства я помню детально

Автор: Мария Трошенкова 0 222
Мария Трошенкова, обозреватель
Мария Трошенкова, обозреватель

Украшение новогодней елки для меня — целый ритуал.

Чистое волшебство, детство, самый любимый праздник.

Елка появлялась в нашем доме ровно на мой день рождения. Ведь именно 21 декабря открывались первые базары. Самая красивая, пушистая, всегда до потолка — она еще неделю лежала на цветочнице за окном, а 29 декабря вечером мы всей семьей ее наряжали.

С антресоли бережно доставали деревянную коробку с сокровищами. Гирлянда оранжевых колокольчиков из оргстекла. Стеклянные домики — зеленый, желтый и розовый. Сосульки — две малиновые и золотая. Пять ярко-желтых стеклянных цыплят на прищепках, такая же прищепочная кошка и космонавт. Два больших шарика — синий со звездами и сиреневый с блестящей мишурой внутри. Остроконечная макушка. Дед Мороз в белом кафтане и Снегурочка в синей шубке и шапочке.

Рыбка из прессованного картона — еще довоенная, сделанная прабабушкой.

Каждую игрушку я по несколько минут держала в руках, прежде чем повесить на елку — может быть, поэтому помню их до самых мелких деталей. Одного цыпленка нужно было размещать только правым боком «к зрителю» — потому что левый глаз на заводе не очень проштамповался и смотрелся неаккуратно.

А домики важно было повесить недалеко от лампочек гирлянды — чтобы светились в темноте. Два крупных шарика — всегда на самой верхушке елки. Синий — справа, сиреневый слева. Красиво, и кошка не достанет. Этой коробки с игрушками нет уже почти десять лет, не перенесла переезда на новую квартиру.

И я очень по ней скучаю.

Детские сокровища сменили стильные одинаковые шарики, снежинки и шишечки.

Сменили — но по-настоящему заменить не смогли. Осталась только рыбка. Я ее храню — и собираю новую коробку с сокровищами. Уже не только для себя.

 



Новости СМИ2