Историков привлекает романтика войны 1812 года

Полиев Михаил. Ответственный секретарь газеты «Новые Округа»
Полиев Михаил. Ответственный секретарь газеты «Новые Округа»

В истории России военных действий было немало. Чего стоит только Семилетняя война против Фридриха Великого или бесконечные стычки с Османской империей. Но почему-то именно война 1812 года интересует больше всего, и до сих пор историки, юные или старые, роются в библиотеках, пробираясь сквозь старую вязь французских и русских букв в поисках новых фактов. Почему?

Возможно, играет свою роль личность великого Наполеона Бонапарта. Может быть, исследователей захватывает романтика XIX века: им снятся нарезные стволы ружей, медвежьи шапки «старой гвардии» Наполеона, пушистые султаны русских гусаров.

Но на самом деле Отечественная война 1812 года была во многом уникальной. Тогда Наполеон, всегда уверенный, растерялся. Он ожидал, что война кончится быстро — одно крупное сражение у границ, и Российская империя капитулирует. А русские стали отступать, и растерявшийся Наполеон застрял в Вильно (сегодня город Вильнюс, Литва. — «НО») на целых 18 дней. Потом начали следовать ошибки (не считая первой — решения начать войну с Россией): преследование русской армии, отрыв от границ и своих магазинов, долгое «сидение» в Москве. Среди историков существует мнение, что Кутузов несколько перетрусил, и вместо того чтобы добить Великую армию по выходе из Москвы, он лишь «сопровождал» ее до границ.

А с другой стороны, не нам осуждать Кутузова, великого если не тактика, то стратега. Он грамотно отрезал все пути отступления, кроме одного — гибельного, по старой Смоленской дороге. И победа была достигнута. Стоит ли осуждать Кутузова? Сомневаюсь.



Новости СМИ2