И каждый медвежонок при встрече лапу подает

Профессия егеря в Новой Москве не востребована, поэтому в Подольском охотхозяйстве осталось лишь два егеря. Одного из них, Юрия Матухно, жителя Красной Пахры, мы застаем за подкормкой рыб в пруду.

— Выживать же как-то надо? — разводит руки Матухно. — Раньше у нас олени, кабаны были, а сейчас только рыба и осталась.

Потомственный егерь с двадцатилетним стажем вспоминает, как обходил раньше закрепленные за ним охотничьи угодья, которые тянулись от Троицка до деревни Каменка, ухаживал за лесом, подкармливал животных.

На своей территории он знал каждый пенек, а некоторых животных — «в морду».

— Браконьеров ловили периодически, по-мелкому, — подтвердил он. — А егерем стал, потому что любовь к лесу у меня в крови. Даже страсть к охоте несколько поубавилась, когда начал работать, — рука стрелять «в своих» не поднималась.

 



Новости СМИ2