Понедельник, 13 июля 2020, 07:29
Пасмурно 17°

Опрос

К 2035 году в ТиНАО планируют построить 700 объектов спорта. Площадки для занятий каким видом спорта в Новой Москве не хватает?

Загрузка ... Загрузка ...
Цитата дня
— Многие ранее недоступные районы включились в жизнь города или станут доступными в ближайшие годы.
— Многие ранее недоступные районы включились в жизнь города или станут доступными в ближайшие годы.
Руководитель Департамента развития новых территорий Москвы Владимир Жидкин
Инфографика
конкрус
Гузель Яхина: Поддержка родных — бесценна. Фото: Владимир Песня/ РИА Новости

Гузель Яхина: Поддержка родных — бесценна

Гузель Яхина: Поддержка родных — бесценна. Фото: Владимир Песня/ РИА Новости
Фото: Владимир Песня/ РИА Новости

Канал «Россия 1» вот-вот покажет сериал по книге Гузели Яхиной (на фото) «Зулейха открывает глаза», который, кстати, снимался у нас в Щербинке. Романы этой писательницы становятся популярными в мгновение ока. О том, можно ли научиться создавать бестселлеры с первой книжки, Гузель поговорила с поклонниками на творческом вечере в Центральном Манеже. А также ответила на вопросы корреспондента газеты «Новые округа».

—  В какой момент вы ощутили, что должны написать книгу?

— Такого дня и часа, чтобы я поняла: вот сейчас сяду и стану писателем, конечно, не было. Было просто желание писать. Я писала с семи лет — еще до того, как пошла в школу, слагала какие-то первые стихи. Был очень длинный период подражательного письма — Агате Кристи, Майн Риду. К сожалению, эти повести потерялись при многочисленных переездах. Ну и потом, постепенно, ближе к старшей школе были написаны более внятные вещи. Потом была долгая пауза: я не решилась заниматься такой зыбкой профессией, как написание текстов.Очень хотелось заниматься сценаристикой, мечтала о ВГИКе. Но окончила школу рано, у меня даже паспорта не было, поэтому я осталась в Казани и училась иностранным языкам (по образованию Яхина — преподаватель немецкого языка. — «НО»). Позже переехала в большой город Москву, и здесь начались свои большие проблемы: нужно было както устраиваться, зарабатывать деньги.Ну и дальше жизнь закрутилась... И только в тридцать с гаком я поняла, что нужно сделать выбор. Желание писать приходило, но я очень много работала (Гузель трудилась в рекламном бизнесе. — «НО»), была семья — и муж, и ребенок, и выстроенная жизнь. Вопрос ребром — либо писать, либо нет — долго, несколько лет, стоял на том самом ребре, пока я в конце концов не решила: будь что будет, но хоть одну книжку надо сделать!

— А близкие — муж, мама, свекровь — вас поддержали?

—  Да, безусловно. Они поняли меня.

— Зулейха — человек одной с вами национальности. А немцы Поволжья — другой народ.

— Я знаю немецкий, работала с немецким коллегами, но я сама не немка. Мне было сложно перейти некий психологический барьер. Если в случае с Зулейхой я всегда могла вспомнить рассказы бабушки или дедушки, то в случае с романом «Дети мои» пришлось изучать очень много материала и глубоко в него погружаться — просто для того, чтобы не сесть в лужу. Это был настоящий исторический заплыв. Открытием для меня были мемуары, написанные немцами Поволжья — в раннее советское время по горячим следам. Одна автор, будучи молодой хромой портнихой, бежала в 1918 году из России в Германию. Ее побег длился больше года. Другая автор пишет, как маленькие дети-беспризорники скитались по Поволжью в годы Гражданской войны. Кроме того, в этих книгах чудесный язык. Например, говоря на немецком, люди приветствовали друг друга не словом hallо, а «здрасьте». Обращаясь друг к другу, они говорили «товарищ» и «товарищина», то есть образовывали женский род. При этом ругались они словами, которые «привезли» в семнадцатом веке из немецких земель и сохранили до двадцатого века. Вместо «черт побери» они говорили «дракон побери».

— Нужен ли начинающему писателю наставник-профессионал?

— Несомненно, поддержка важна. И не психологическая, когда тебе близкие говорят: «Молодец, классно!», а такая, когда кто-то авторитетный из профессионального сообщества, со стороны, дружелюбно подсказывает какие-то вещи, дает советы. Это очень мотивирует. Это бесценно. Надо, чтобы вас хвалили, чтобы кто-то извне спорил с вашим внутренним критиком. Ведь самые строгие критики мы себе сами.

Справка

Гузель Яхина родилась в Казани 1 июня 1977 года в семье врача и инженера. До трех лет Гузель говорила только по-татарски, на русском стала говорить в детском садике. Училась в физикоматематическом лицее № 131 и художественной школе. Окончила Казанский государственный педагогический институт, факультет иностранных языков; в школьные годы начала увлекаться кинематографом, изучать сценарии. C 1999 года живет в Москве; работала в сфере PR, рекламы, маркетинга. Окончила сценарный факультет Московской школы кино. В 2018 году Гузель Яхина стала автором текста для «Тотального диктанта».

Новости партнеров