Четверг, 17 октября 2019, 20:21
Ясно 15°
Почетный житель Троицка Валерий Лотов. Фото: Виктор Хабаров

Город, который построил Лотов

Почетный житель Троицка Валерий Лотов. Фото: Виктор Хабаров
Почетный житель Троицка Валерий Лотов. Фото: Виктор Хабаров

Можно сказать, что деревянное зодчество заинтересовало Валерия Лотова, почетного жителя Троицка, с раннего детства. Архитектор со смехом признается, что ему нравилось сооружать из прутиков и жердей маленькие «домушки».

— Я родился в городе Шуя. Кстати, в моей родной Ивановской области процветает сегодня настоящий конструктивизм. И когда-то я любил делать зарисовки ивановских домов, — беседа с Валерием Лотовым напоминает мне во многом экскурсию в историю русской архитектуры.

Морские волны навеяли

На 17-м этаже дома № 15, что на Сиреневом бульваре городского округа Троицк, уже несколько десятилетий подряд творит (а по-моему, парит) архитектор Лотов. Отсюда, с балкона, и город почти весь виден, и зеленое лесное море глаз ласкает. Лес в Троицке — натуральный, с грибами.

— А еще я слушать его люблю, — добавляет архитектор. — Закрою глаза и точно в молодость свою переношусь.

В 60-е годы прошлого столетия мой герой служил во флоте на Дальнем Востоке.

— Я ходил не на боевом судне, а на гидрографическом, телеграфистом — осназом, особого назначения. Мы нередко принимали участие в учениях, наблюдали за кораблями американского конвоя, — рассказывает Валерий.

После службы целых 15 лет Лотову было запрещено выезжать за границу. Как-то, проплывая мимо японских берегов, он решил оценить оптические возможности прибора, выданного для спецнаблюдений.

— Ближе трех миль подходить к берегу нам не разрешалось. Однако с помощью АФА, аэрофотосъемочных аппаратов, по-моему, с 200-кратным увеличением, были видны даже спицы на колесе. И такое впечатление на меня произвели японские здания, аэропорт… Именно тогда я всерьез задумался о перспективах учебы в архитектурном институте, — размышляет Валерий. — «Нас увозят в море корабли, чтоб от берегов своих вдали нашу землю доброй и прекрасной снова мы почувствовать могли». Помните строки из песни Окуджавы? Как же точно он это подметил.

Четыре года во флоте прошли для Лотова не напрасно. Как он выразился, армия научила его «целеполаганию жизни». Поэтому по окончании службы он выбирал между тремя вузами: Таллинским высшим мореходным училищем, Ленинградской академией художеств и Московским архитектурным институтом. Успешно окончил последний.

Сверхсекретное задание

Переславль-Залесский, Соловки, Коломна, Мезень — вот она, многоликая неброская поэтика русской архитектуры. В куполах церквей, в мощной строгости храмовых стен, в лубочности деревенского пейзажа... Акварели, графика, живопись — в картинах Валерия Лотова, развешанных на стенах бюро, слышится его настроение. Многие из них выставлялись и будут выставляться на московских экспозициях.

— А на этой картине что? — Не знаю, она называется «Одиночество», — кивает в сторону сияющей в голубом фонарном свете аллеи мой занимательный собеседник.

С 1977 года Валерий Лотов живет в Троицке. 42 года назад, как он вспоминает, здесь был всего лишь коттеджный поселок, чуть больше 19 тысяч человек жили в домах, сплошь окруженных лесом. Воплощение советского наукограда из идеи в реальность — вот какое сверхсекретное задание получил тогда молодой, но дерзкий, замеченный в верхах власти архитектор Лотов. В его удачах числилось построенное здание городского комитета коммунистической партии в Коломне — не шутка!

— А в Троицке собралась нас тогда целая команда-мастерская — 50 человек, и еще 15 архитекторов добавили в помощь. Уже не секрет, что Троицк создавался не только как сегодняшнее Сколково, но и как особая зона — противовоздушной обороны. Поэтому и сообщение с Москвой было изначально слабо налажено, только автобусами, — делится секретами Валерий Лотов.

Оглядываясь на свои годы архитектурного творчества, он называет достойную цифру — 60. Столько строительных объектов на сегодняшний день возведено в Троицке именно по его проектам. «Дети», конечно, все любимые. И все же…

— У меня комплекс выработался. Мне хотелось воплотить не просто кубические формы, дома-прямоугольники. Как архитектор, я начинал работать в Коломне. Вот где я пытался свои фантазии со сложными конфигурациями впервые воплотить, фонтаны постоянно проектировал. Был у меня придуман и ресторан на воде, — рассказывает Валерий Лотов. — Но никак не воплощались мои идеи. В Троицке я тоже спроектировал семь фонтанов. Один из них, кстати, недалеко отсюда, в начале Сиреневого бульвара. И только два не удалось реализовать.

С той самой службы во флоте у Лотова осталась любовь к морскому ветру, воде и солнцу. Трудно не согласиться — это же такое удивительное сочетание! Поэтому нередко в его проекты добавляются еще и флюгеры, и солнечные часы.

— Это сложные для исполнения, высокохудожественные вещи. Обычные строители с такими проектами не всегда справляются, — говорит архитектор.

Необходимы для воплощения этих задумок настоящие художники, скульпторы, металлисты. А где их столько найдешь, когда сроки поджимают, когда план находится под угрозой срыва. Поэтому, когда доходило дело до исполнения задуманного, все спускалось до уровня минимализма. Уже в 1980-е в Троицк рванула молодежь. Квартиры давали, инфраструктура формировалась согласно всем необходимым требованиям: с детскими садами, школами, поликлиниками, больницами, да еще с бассейнами.

— Я назову только цифры той поры, которые подтверждают достижения Троицка, — на 20 тысяч населения приходилось две тысячи кандидатов наук, 60 докторов, два члена-корреспондента Академии наук, и еще один из нас стал академиком, гордость наша — Евгений Велихов, физик-теоретик. Здесь все было и есть заточено на физику, в том числе ядерную, — с гордостью за соотечественников говорит Валерий Лотов.

Школа искусств имени М. Глинки, жилой район «Сосны» — мой собеседник вылавливает из своего подсознания те проекты, за которыми ему радостно и сегодня наблюдать. Сегодня Троицк, объединившись с Москвой, во многом начинает меняться. И все же есть памятники, которым суждено остаться в вечности. Многие из них носят имя Лотова. А сам архитектор в следующей жизни мечтает стать теперь уже капитаном дальнего плавания.