Горький век Эмилии Шернваль

Автор: Ольга Кузьмина 0 601

Усадьбу «Валуево», в отличие от многих других ее «коллег», пощадило время. Чудесный ансамбль и дивный парк хранят истории бывших владельцев, особенно дорожа печальной историей любви, что когда-то расцвела именно тут.

Исследователи полагают, что начало роду Валуевых положил воевода Тимофей Окатьев. Он сложил голову на Куликовом поле, но до ратных подвигов заслужил обидное прозвище Валуй — так раньше называли бездельников. Местная земля часто меняла владельцев, но обрела достойных хозяев в лице четы Мусиных-Пушкиных. Алексей Иванович (тот самый, что, работая в архивах, открыл «Слово о полку Игореве» и список «Завещания Владимира Мономаха») развернул тут строительство, собрал огромную библиотеку, в которой работал сам Карамзин. А Екатерина Алексеевна, дама властная и хозяйственная, занималась финансами. Со временем имение перешло их младшему сыну — Владимиру. Он был декабристом, прошел полгода «успокоения» в Петропавловской крепости, был понижен в звании, а после отставки получил царское повеление жить лишь в Москве и право посещать «Валуево».

В свете долго судачили относительно великой любви Мусина-Пушкина к красавице графине Софье Урусовой. Но пока он «сох» по графине, в него влюбилась та, которую считали едва ли не большей красавицей, чем жену Пушкина Наталью. Сестры Аврора и Эмилия Шернваль были шведками по происхождению, имели блестящее образование, и вокруг них вечно носились толпы поклонников.

Однако из всех возможных кавалеров Эмилия выбрала родовитого, но небогатого, не слишком красивого, не самого умного, да и не слишком ее любившего сначала Владимира Мусина-Пушкина. Она обожала его... Несмотря на сопротивление Екатерины Алексеевны, считавшей этот брак мезальянсом, 4 мая 1828 года Владимир, освободившись от урусовских чар, и Эмилия обвенчались. Никто из Мусиных-Пушкиных на венчании не присутствовал.

Вскоре после женитьбы царь помиловал буйного Мусина-Пушкина, и тот отправился с женой и ее сестрой Авророй в Петербург. Сестры Шернваль потрясли высший свет красотой.

Эмилия свела всех с ума: едва ли больше других — Лермонтова. В 1839 году он посвятил ей знаменитый мадригал: «Графиня Эмилия — белее, чем лилия...» Поклонники готовы были положить к ногам Эмилии весь мир. Но она любила мужа. Аврора вскоре вышла замуж за знаменитого заводчика Павла Демидова и невероятно разбогатела. Эмилия же кроме красоты своей не имела украшений: дела у ее Володеньки шли плохо, к тому же он пристрастился к картам и начал проигрывать... Та, из-за которой сходили с ума, терпела все с кротостью ангела. За десять лет брака она родила шестерых детей. Двоих похоронила в младенчестве, четверо выживших болели, но денег на докторов не хватало — муж все проигрывал.

Почти незаметно светлый ангел по имени Эмилия исчез из великосветских кругов. Влюбленный в нее Павел Вяземский страдал, вереница поклонников, среди которых были В. Соллогуб, А. Тургенев, да и сам Александр Сергеевич, горевала о ней. А она, ради экономии, переехала с детьми в ныне не сохранившееся имение в с. Борисоглебское, где стала любимицей крестьян.

Едва сводя концы с концами, Эмилия тем не менее открыла школу и больницу, а осенью 1846 года выхаживала крестьян от тифа. Ее считали почти святой, но она оставалась земной... Заразившись от больных, 17 ноября 1846 года она скончалась, оставив сиротами детей. Ее смерть потрясла свет. Мусин-Пушкин раскаивался, но играть не перестал. Он умер спустя десять лет. Долги его к этому времени составили около 700 000 рублей...

Другие свежие материалы читайте в полной PDF-версии газеты «Новые округа».



Новости СМИ2