У джазмена Джона Дэвиса нет «плана Б»

Автор: Павел Серебрянников
Джазмен Джон Дэвис
Джазмен Джон Дэвис

Гастрольный тур с таким названием даёт в России известный американский джазовый пианист Джон Дэвис. Он выступает в составе трио: Григорий Зайцев — бас-гитара и Игорь Игнатов – ударные. Музыканты впервые встретились в джаз-клубе в Турции 16 лет назад. В этом году решили возобновить знакомство. Возникла идея большого тура по городам России. Старт был дан 22 марта. Музыкальное турне включает 17 городов. Среди них один – в Новой Москве: 28 марта Джон Дэвис и его трио дали концерт в Троицке в рамках фестиваля «Мозаика Большого искусства». Вместе с ними выступала юная джазовая певица Кристина Ковалёва, она же выступила переводчицей во время интервью.

– Репертуар, который вы исполняете во время этого тура, написан специально для русских слушателей?

– Я написал эти композиции гораздо раньше, чем узнал, что вообще приеду сюда. Так что моё творчество пока никак не связано с Россией. Но я буду рад написать что-нибудь посвящённое вашей стране под впечатлением от тура. При этом вдохновение идёт не от городов, в которых мы бываем, оно приходит, когда наша музыка соприкасается с великолепной русской публикой. Русские люди создают невероятно тёплую атмосферу, они очень отзывчивы, хорошо чувствуют мелодию.

– Вы много путешествуете, отличается ли публика в разных странах?

– Конечно! Так же, как и музыка. Мы, например, слушая мелодии разных народов, обязательно вплетаем в нашу музыку колорит той страны, где бываем. Турецкие мелодии, ритмы Кавказа, русские романсы придают новое звучание нашему джазу.

В некоторых городах мне приходилось играть джаз для людей, которые в принципе никогда такой музыки не слышали. Это для них что-то новое, но они хорошо встречают нас, благодарят, что мы им открыли новый музыкальный мир. Мне кажется, после наших концертов некоторые станут поклонниками джаза.

– Что такое джаз в вашем исполнении? Это классика или новаторство?

– Джаз – это такая музыка, которая даёт простор для фантазии. Я вырос в эпоху, когда была популярно совершенно не джазовая музыка: «Битлз», Стиви Уандерю Он впитал в себя эти мелодии. Джаз – такая музыка, которая вбирает все стили. Всё, что тебе нравится, что тебя окружает, впитываешь, смешиваешь – и получается что-то новое. Здесь нет какого-то чёткого стиля. Всё сливается одно с другим.

– Какие творческие планы после гастролей по России?

Ещё больше того, что я делаю. Нон-стоп! Музыка никогда не останавливается. Вернусь в Америку, дам там несколько концертов. Планируется тоже небольшой тур. Потом у меня будет мастер-класс в Австрии.

– Откуда берёте силы на всё, где черпаете вдохновение?

В музыке и людях. Мы ещё три недели будем ездить по России. Задумываюсь о более серьёзных площадках. Значительно поменялась программа от концерта к концерту. Что-то повторяем, что-то берём новое. Джаз – такая вещь, где нет жёстких рамок. Есть отдельно взятый звук, который может спровоцировать целую гамму мыслей, они развиваются в музыкальную тему.

– Джаз – командная история, больше чем в каком-то другом музыкальном направлении здесь важна сыгранность музыкантов. Как вы чувствуете себя на сцене вместе?

– В джазе как в хоккее: команда виртуозов, не соединённых вместе, обречена на провал. Надо наладить игру спортсменов, наладить их взаимодействие, тогда получится великолепный хоккей. То же самое в музыке. Что касается нас, мы познакомились в апреле 2000-го года в одном из джаз-клубов Стамбула. Там постоянно звучал джаз. Играли музыканты с разных континентов, там работали и русские музыканты Григорий Зайцев и Игорь Игнатов. Совместное выступление подтолкнуло нас к идее сделать этот тур. Правда, реализовать её удалось только спустя 16 лет. В то самое время, когда мир находится в состоянии глобального и нелепого раскола. Мы взяли на себя миссию объединить континенты музыкой. Джаз для этого лучше всего подходит!

– Россия – не самая джазовая страна. Как воспринимают ваши музыку слушатели?

– Сказать хорошо – это ничего не сказать. Здесь неважно какая страна. Если артист, находясь на сцене честен с самим собой, если он делает то, что он любит. Меня однажды спросили, кем бы я хотел быть, если бы не стал музыкантом. Я даже переспросил, правильно ли понял вопрос. На мой взгляд, когда человек становится джазовым музыкантом, он всю жизнь посвящает только этому, у него нет никаких других вариантов. Нет плана Б. Только джаз! Человек настолько увлечён этим занятием, настолько увлечён, что он не может нести со сцены.

Это такая музыка, которая никого не оставляет равнодушным. Это передаётся даже энергетически. От музыкантов исходит такая добрая энергия, что зал в неё очень быстро включается. Поэтому каждый из наших концертов получается совместным: музыканты творят вместе с публикой. В Троицке – то же самое. Благодарный, открытый зритель, готовый к сотворчеству.



Новости СМИ2