Драма Алешкинских прудов

Автор: Виктория Филатова 0 755
Крекшино. Коровы. На фото: Валентина Трусова, корова Малышка, теленок Звездочка.
5 апреля 2016 года. Крекшино. Местная жительница Валентина Трусова выгуливает свою корову Малышку

Ровными рядами к воде спускаются дома: красные и серые, пятиэтажные и девятиэтажные. Дворы украшают новенькие детские площадки. Сложно представить, что на этом месте в деревне Крекшино двадцать лет назад стояли избушки.

— Когда-то здесь был совхоз-миллионер, — рассказывает депутат Ольга Косец, с которой мы идем вдоль парковки. — Он обеспечивал деревню рабочими местами, а столицу — овощами.

С началом перестройки совхоз развалился, оставив на память сараи на берегу Алешкинских прудов. И эта память не дает покоя новым крекшинцам, которые давно просят администрацию поселения очистить берег от старой рухляди.

— В прошлом году комиссия по самострою ТиНАО решила снести старые сараи, а берег благоустроить, — рассказывает Ольга.

Однако прошел год, а снос и ныне там. Власти столкнулись с неожиданной проблемой.

Сто лет Малышки

В конце деревни нас встречает сухонькая женщина в резиновых сапогах.

— Пойдемте, я вас познакомлю со своей Малышкой, — предлагает она.

Малышкой зовут корову Нины Орловой. Своей первой коровой она обзавелась сразу, как только работникам выделили места на берегу прудов под личное хозяйство. С тех пор преемственность коровьего поколения в ее сарае никогда не нарушалась.

У Малышки первой родилась Малышка вторая, а у нее — своя Малышка. Постоянству, с которым называет своих коров Нина Александровна, мог бы позавидовать сам Гарсиа Маркес: за сто лет одиночества в его романе родилось меньше Аурелиано, чем за сорок лет хозяйствования Нины Орловой крекшинских Малышек.

Запланированный снос лишит Малышку места жительства.

— Куда я ее, стельную, дену? — жалуется женщина. — Ее и не купит никто. А на мясокомбинат не отдам: это ж грех какой — в пост животное с приплодом резать.

Молоко спасения

Плутая между старыми бараками по весенней топи, мы добираемся до второго сарая. Около него на лавочке сидит Валентина Трусова, еще одна крекшинская скотозаводчица. У нее две коровы: одна стельная, а другая только что отелилась. Всех, как водится, зовут Малышками.

— Я в Крекшино приехала со Смоленщины в 1977-м с тремя детьми и двумя своими коровами, — рассказывает женщина. — Без коров мы бы не выжили.

С тем, что сараи надо освобождать, обе женщины в общем согласны, но что делать с частностями? С коровами, телятами, с устоявшейся за долгие годы жизнью, которую не сломаешь за день, как сарай? Ольга Косец вздыхает.

— Я узнаю у фермеров из соседних деревень, может быть, они купят коров, — обещает она.

А владелицы коров уверены: придет время и все расставит по своим местам — и коров по стойлам, и город по берегу.

Прямая речь

Александр Станиславский. Глава администрации Марушкинского поселения:

- Мне не нравятся трущобы на берегу Алешкинских прудов. Мало того что они не соответствуют облику города, так еще и небезопасны. Решение по сносу было принято в прошлом году, но обе семьи просили дать им отсрочку. Мы дали им перезимовать, а сейчас они снова просят об отсрочке. Если за предыдущие полгода они свои проблемы не решили, то где гарантия, что еще за полгода что-то изменится?



Новости СМИ2