Девушка, рожденная летать

Автор: Светлана Гаврилова 0 448
Московский. 9 июля 2017 года. Стюардесса Юлия Губина не представляет себя офисным работником. Только небо, только самолеты. Фото: Виктор Хабаров
Московский. 9 июля 2017 года. Стюардесса Юлия Губина не представляет себя офисным работником. Только небо, только самолеты. Фото: Виктор Хабаров

Одни загадывают желание на падающую звезду. Другие — под бой курантов в новогоднюю ночь. У Юлии Губиной, стюардессы из поселения Московский, в детстве была своя традиция — как оказалось, работающая. О сбывшейся мечте, «космических» требованиях авиакомпаний и «чебурашке» на борту Юлия рассказала «НО» накануне Дня бортпроводника гражданской авиации, который праздновался 12 июля.

Юля с детства мечтала стать стюардессой. С тех пор, как еще первоклашкой увидела идущую по аллее красивую женщину в форменной одежде. А еще она любила смотреть, как над ее домом в Московском шли на посадку пассажирские лайнеры. В те годы они летали не так часто, как сейчас, поэтому, услышав рев турбин, девочка бежала к окну и скрещивала пальцы, загадывая желание стать стюардессой, когда вырастет.

Мечта сбылась, правда, не сразу. Мама Юлии считала, что это не профессия, и настояла, чтобы дочь отучилась в колледже на бухгалтера. Но через пару лет Юля все равно сбежала от дебетов и кредитов в небо. С тех пор летает уже почти 15 лет, за которые она провела в воздухе более 3000 часов. И все это время следит за фигурой. Размер одежды должен быть не больше 48-го. Ведь любой проводник — лицо компании. Бортпроводникам, например, категорически запрещено делать татуировки: пассажиров ничто не должно раздражать.

— При поступлении на работу я прошла жесткую медкомиссию: здоровье бортпроводников должно быть почти как у космонавтов, — вспоминает стюардесса. — А осмотр терапевта обязателен перед каждым рейсом. Даже с насморком нельзя лететь — это большая нагрузка на барабанные перепонки и вестибулярный аппарат.

От перепада давления уши на борту обычно закладывает у всех, но некоторым пассажирам бывает в таких случаях особенно больно. Тогда бортпроводники делают им «чебурашку»: прикладывают к ушам теплые влажные салфетки. Хорошо помогает.

За 15 лет работы внештатных ситуаций на борту у Юлии, к счастью, не было.

Однако к любым неожиданностям она готова. На курсах бортпроводники отрабатывают ситуации, которые могут произойти в полете: приводнение тренируют в специальном бассейне, аварийную посадку — на суше, на тренажере.

— У нас есть такая практика — называется 30-секундный настрой, — рассказывает стюардесса. — Когда пассажиры уже на местах и ты сама готова к взлету, прокручиваешь в голове, что будешь делать, если что-то пойдет не так: какой выход использовать, где лежат средства спасения и так далее.

Во время сильной турбулентности и стюардам бывает не по себе. Однако их научили не только сохранять хладнокровие, но и успокаивать пассажиров.

Работая стюардессой, Юлия побывала на всех континентах — это большой плюс профессии. Была даже в Гренландии. В авиакомпаниях бывают и командировки, во время которых бортпроводники живут в стране несколько дней, могут осмотреть достопримечательности.

— Недавно я три дня жила в Париже.

Наконец-то увидела Эйфелеву башню, — говорит Юлия. — Мечтаю еще раз побывать в Новой Зеландии, вдохнуть необычный воздух этой страны.

Новички быстро понимают, что, помимо полетной романтики, их ждет нелегкий труд. Но те, кто не ушел в первые годы работы, остаются в ней навсегда. Правда, век стюардов недолог: на пенсию они уходят в 45 лет. Работа на ногах и частая смена часовых поясов сказываются на здоровье.

— Я бы хотела летать как можно дольше.

Ведь те, кто работал в небе, уже никогда не смогут сидеть в офисе, — говорит стюардесса.



Новости СМИ2