Понедельник, 20 января 2020, 12:45
Небольшой Дождь 3°

Опрос

Всемирный День ледовара отмечают 16 января. Как вы думаете, чем занимаются люди этой профессии?

Загрузка ... Загрузка ...
Цитата дня
— Мой отдых неинтересен пользователям «Инстаграма». Я не таскаюсь по караоке, не пью виски с неприличными дамами, сижу дома, работаю над книгой и Чайковским.
— Мой отдых неинтересен пользователям «Инстаграма». Я не таскаюсь по караоке, не пью виски с неприличными дамами, сижу дома, работаю над книгой и Чайковским.
Дмитрий Дибров, телеведущий
Хореограф Алла Духова с детства уверена в том, что залог успеха — это правильная организация рабочего процесса. Фото: Екатерина Чеснокова/РИА Новости

Алла Духова: Женщина не должна носить бревна и разгружать вагоны

Хореограф Алла Духова с детства уверена в том, что залог успеха — это правильная организация рабочего процесса. Фото: Екатерина Чеснокова/РИА Новости
Хореограф Алла Духова с детства уверена в том, что залог успеха — это правильная организация рабочего процесса. Фото: Екатерина Чеснокова/РИА Новости

Алла Духова — это целое явление в сегодняшнем шоу-бизнесе. Ее танцевальный коллектив — «Тодес» — считается одним из лучших и попасть в него непросто даже детям звезд. Корреспонденту «НО» она рассказала, с чего начиналась история коллектива, который только что отметил 30-летие.

Алла Владимировна, все девочки с детства хотят просто танцевать, а вам нравилось организовывать действо на сцене. Интересно почему?

— Нет, я сначала хотела танцевать, как все. А потом просто поставила в шесть лет свой первый номер: 12 человек — шесть пар — из моего отряда дошколят в пионерлагере. Я всех собрала, сама тоже танцевала, «Умирающего лебедя», пела, декламировала — что только не делала. У меня в программе девять номеров было. Позвонила маме: нужны костюмы! Мама — она работала в ДК — поговорила с костюмером и привезла мне огромный ворох костюмов — четыре пачки для танца маленьких лебедей, для русского танца... Помогала переодеваться и мне, и девочкам. Только благодаря моим родителям все получилось.

— А в 16 вы организовали свой первый танцевальный коллектив. По сути, вы были еще ребенком.

— Ну, вот есть откуда-то организаторские способности. В кого — не знаю. В 19 лет мы поехали подработать в пионерский лагерь. Взяли нас вожатыми на отряд.

А получилось, что наш лагерь тогда много принимал иностранных делегаций.

Все было прекрасно устроено в этом лагере, единственное, с чем не справлялись дежурные отряды, — это была столовая.

Кормили в две смены. И получалось, что первая смена уже поела, а вторая стоит и ждет по часу, пока столовая будет готова. И не знали, как с этим справиться, пока не дошла очередь до моего отряда. У меня были дети девяти-десяти лет.

Я подумала: как бы ускорить процесс? И прописала четкий алгоритм, что мы делаем: как собираем посуду, кто у какого стола стоит, кто какие тарелки несет. Одни собирали со стола, тут же стояла девочка с тряпкой, которая стол вытирала, я ей помогала. Потом я командовала: «В линию!», все выстраивались до кухни и накрывали на столы.

Мы справились минут за семь. Все были в шоке. После этого нам пришлось всегда дежурить, когда приезжали делегации.

— Это талант!

— Просто надо четко организовать процесс. Такой же принцип и на концерте, например, в Кремле. У нас в коллективе никогда никто никого не ждет. У нас все по часам, по минутам построено.

— А как формировался ваш танцевальный стиль? Ведь в СССР, когда вы начинали, были только классический балет и народные танцы.

— У нас первый состав коллектива был: ребята, которые танцевали брейк-данс, и девочки — джаз-модерн. Это был 1986/1987 год — мы начали работать профессионально. Я поставила программу, и мы поехали на гастроли. Работали в Северо-Осетинской филармонии. Кроме нас, были группы «Браво», «Рондо», «Авиа», Сережа Крылов. Мы выступали в первом отделении, считалось, что танцы — только для разогрева. И вдруг смотрим: на нашем выступлении все проходы в зале забиты, яблоку негде упасть. Начинается второе отделение — и половина зала разошлась. Представляете, в какой моде был брейк? Все с ума по нему сходили.

И нас из первого отделения перевели во второе — повысили. Потом мода на брейк-данс поутихла, а мы начали работать в шоу-бизнесе постоянно.

— В 1980-е годы было странное время: то ставили сплошь иностранную музыку на дискотеке, то вдруг — раз! — и припадок патриотизма: только Пугачева и Ротару.

— В наших рядах, например, в банданах и в сережках в милицию забирали. Посидят-посидят, а потом их отпустят…

— В одном интервью вы говорили, что вы не феминистка. Почему? Чем они вам не нравятся?

— Во всем есть и хорошие идеи, и не очень. Но все должно быть в меру. Тех, кто призывает наравне с мужчинами грузить вагоны, носить бревна, я не понимаю.

В феминизме сейчас есть перекосы. Что плохого, если мужчина подаст руку? Крича, что мы независимые, мы убиваем романтику в отношениях.

— Вы отметили 30-летие коллектива, пять лет театра, только что у вас самой был день рождения. Как вы отмечаете праздники?

— На 30 лет был большой концерт в Кремле, мы показывали фрагменты из своих спектаклей. Мы работаем, танцуем, выступают наши друзья-звезды, а потом, конечно, гуляем. Собираемся в большом зале и празднуем всей огромной семьей.

Это все равно что сыграть свадьбу гденибудь на Кавказе. Там приглашают человек по 500. У нас бывает и по 600...

— Какую профессию в итоге выбрал ваш младший сын Константин? Он ведь тоже танцевал.

— Он в старшем классе и пока не определился. Люди нашего поколения уже в классе девятом знали, что будут делать, а сегодня дети — я сужу и по моим сыновьям, и по пятерым племянникам, по другим ребятам — еще не готовы выбрать будущую профессию. Они больше о ЕГЭ сейчас волнуются, это большой стресс.

Новости партнеров